Среда, 2018-10-17, 11:20 AM
Из рук в руки



Меню сайта
Наш опрос
Оцените сайт
Всего ответов: 55
Статистика

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Частное_лицо, Ялтинец  
Форум Ялта Частная распродажа новых и б/у вещей, предметов » Обсуждение вещей и предметов интернета, реальной жизни и сайта - темы и вопросы » Книги » Заболевания позвоночника. Полный справочник - Авдеев А.В.
Заболевания позвоночника. Полный справочник - Авдеев А.В.
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:36 PM | Сообщение # 31
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
1. Боль в поясничной области позвоночного столба, в крестцово-подвздошных суставах, постоянная, сильнее во второй половине ночи и утром. Уменьшается во второй половине дня, при «расшатывании» суставов.
2. Боли в области ягодиц, причиной которых является поражение крестцово-подвздошных суставов. Для боли характерен перемежающийся характер, когда она возникает то справа, то слева.
3. Ощущение скованности, затруднения подвижности в поясничном отделе позвоночника. Данное ощущение усиливается к утру и проходит в течение дня, после физических нагрузок и упражнений.
4. Если в процесс вовлекаются реберно-позвоночные суставы, то появляются боли в области грудной клетки. Боли возникают по типу межреберной невралгии и усиливаются при кашле и неловких движениях.
5. Скованность и напряжение в мышцах спины.
6. Уменьшение нормальной кривизны поясничного лордоза.
Кроме клинических признаков, в диагностике заболевания помогают лабораторные методы исследования: общий анализ крови, мочи, биохимический анализ крови (общий белок, белковые фракции, серомукоид, сиаловые кислоты, фибрин, мочевая кислота, СРП), исследование крови на РФ, рентгенографическое исследование поясничного, крестцового, грудного отделов позвоночника. Важным и наиболее достоверным исследованием является определение в крови антигена В 27 системы гистосовместимости HLA. Помогает также сцинтиграфия крестцово-подвздошных сочленений. Данное заболевание также в последнее время имеет тенденцию к поражению людей все более молодого возраста. Однако характерен тот факт, что дети младше 6 лет никогда не болеют.

Пролапс митрального клапана относят к так называемым малым аномалиям развития. Наличие данного порока в структуре недифференцированной дисплазии соединительной ткани обусловлено тем, что в структуре клапанной стенки значительно развита соединительнотканная основа по сравнению с другими отделами сердца. Пролапс заключается в буквальном смысле в прогибании митрального клапана во время фазы сокращения желудочков и выброса крови в аорту и легочный ствол. При этом незначительная часть крови забрасывается в левое предсердие, особенно если при этом имеется сопутствующая патология в виде недостаточности клапанного аппарата.
Клинические проявления
При общем осмотре и выяснении жалоб больного патология может никаким образом себя не проявлять, поэтому часто в условиях поликлиники данная патология не диагностируется.
Иногда такие дети могут предъявлять жалобы на низкие физические показатели, быструю утомляемость, обычные для сверстников физические нагрузки вызывают у них затруднения, появляются одышка, сердцебиение. Понятно, что такие проявления являются далеко не специфическими и часто могут увести мысль врача совсем в ином направлении.
Несколько более богатые данные можно получить при выслушивании грудной клетки. В области верхушки сердца почти всегда достаточно четко выслушивается характерный звук, носящий название «диастолический щелчок». Появление этого звука связано с возвращением пролабированных створок клапана в первоначальное положение при расслаблении миокарда. Однако данные изменения встречаются не у всех больных и не всегда четко указывают на данную патологию.
Наиболее достоверным и информативным методом исследования при пролапсе митрального клапана является проведение УЗИ сердца, на котором достаточно четко визуализируются характерные изменения клапана.

Изменения со стороны органов мочевыделительной системы также весьма разнообразны и неспецифичны. Могут присутствовать в клинике в виде вторичных пиелонефритов, дисфункций сфинктерного аппарата, циститов. Как понятно из вышеперечисленного, данные изменения проявляются вторично присоединившимися инфекционными процессами.
Вторичный пиелонефрит – такая разновидность пиелонефрита, которая имеет своей причиной различные врожденные аномалии почечнолоханочной системы и мочеточников. Чаще всего в основе заболевания лежат аномалии в виде перетяжек мочеточников и патологии той их части, которая располагается в стенке мочевого пузыря. В итоге создаются благоприятные условия для застоя мочи и фиксации патогенных микроорганизмов.
При дисфункциях сфинктерного аппарата, которые могут локализоваться на мочеточниковом или уретральном уровне, характерным в клинической картине является расстройство мочеиспускания. Наиболее информативным является исследование скорости потока мочи.
Цистит также является вторичным инфекционным осложнением. Причина развития также чаще всего кроется в дисфункциях сфинктеров и врожденных аномалиях развития.
Намного реже встречаются более грубые аномалии со стороны почек в виде порочного хода почечных артерий, поликистоза почек, аномалий в виде удвоения, подковообразной и S-образной почки. Данные пороки развития в ряде случаев требуют оперативных методов лечения.
Изменения со стороны органов зрения
Весьма часто присутствуют в клинике. Связаны с нарушением нормального зрения, причинами которого могут быть аномалии хрусталика в виде подвывихов (что, надо отметить, также часто встречается при уже неоднократно упоминавшемся синдроме Марфана), слабости связочного аппарата и реснитчатых мышц, принимающих участие в изменении кривизны хрусталика при рассматривании дальних и приближенных предметов.
Таковы наиболее часто встречаемые аномалии развития и осложнения со стороны внутренних органов, имеющие место при недифференцированной дисплазии соединительной ткани. Вполне понятно, что при наличии одного и даже двух из этих признаков диагноз недифференцированной дисплазии невозможен. Необходимым для диагностики в клинике условием является наличие сочетанного множественного поражения внутренних органов и опорно-двигательной системы.

Однако возможно проведение ряда общих мероприятий.
1. Применение препаратов кальция и коллагена с целью укрепления опорно-двигательного аппарата. Но стоит отметить, что данные препараты должны назначаться лишь врачом по показаниям после тщательного всестороннего обследования, так как, например, препараты кальция при их нерациональном применении могут приводить к кальцификации органов и нарушению их нормальных функций.
2. Применение витаминных препаратов для улучшения микроциркуляции. Хорошим и распространенным средством, например, является L-карнитин.
3. Применение адаптогенов растительного происхождения – алоэ, элеутерококк, аралия.
4. Применение ноотропных препаратов при таких осложнениях, как гипертензивно-гидроцефальный синдром.
В ряде случаев, при наличии грубых аномалий развития, определяются показания для оперативных вмешательств.
Не следует, однако, считать поиски методов терапии недифференцированной дисплазии соединительной ткани бесперспективными. В настоящее время в развитых странах ведутся разработки консервативных методов лечения на генетическом уровне, однако когда они будут внедрены в практику и насколько доступными для населения станут в экономическом отношении, сказать весьма сложно.
Методы профилактики заключаются в профилактике осложнений и рассмотрены в соответствующих разделах руководства.
В реабилитации такие больные практически не нуждаются. Следует только лишь избегать работы, связанной с большими нагрузками на опорно-двигательный аппарат и пораженные внутренние органы. Предпочтительным видом спорта является занятие плаванием.

Головная боль из-за поражения шейного отдела позвоночного столба наблюдается в 45–65 % случаев. Преобладание головной боли шейного происхождения большинство медиков связывают с процессами технократизации и урбанизации. Преобладание боли шейного происхождения у городского населения часто связано с более выраженными эмоциональными и статико-динамическими перегрузками, излишним весом по сравнению с таковыми у жителей сельской местности. Первые признаки такой головной боли могут возникать при незначительных биомеханических изменениях из-за раздражения позвоночного нерва (симпатического). Раздражение симпатического позвоночного нерва часто приводит к появлению резкой болезненности в одной половине головы, изредка с тошнотой и рвотой.
Очень часто шейная головная боль возникает по причине нарушения венозного оттока из черепной коробки из-за компрессии вен в позвоночном канале. Головной мозг разбухает, увеличивается в объеме, придавливает к черепной коробке твердую мозговую оболочку, где располагается большое количество болевых нервных окончаний. Начинается распространенная головная боль часто такой силы, что невозможно терпеть, с тошнотой и даже рвотой.
От первого нервного корешка исходит затылочный нерв, иннервирующий с каждой стороны соответствующую половину головы. При биомеханических патологиях в соединении черепа с I шейным позвонком часто появляется сильная головная боль в проекции выхода затылочного нерва с распространением по одной из сторон головы (головная боль напряжения).
Научно доказано, что нервные волокна от спинального узла II шейного позвонка идут прямо к стволу головного мозга. Это объясняет образование дыхательных и сердечно-сосудистых расстройств на фоне пика головной боли.
Эффективность применения лечебных движений или поз на расслабление мышц в лечении болезней, причиной которых являются биомеханические, функциональные трансформации в позвоночном столбе (в том числе шейной головной боли), в настоящее время не вызывает ни малейшего сомнения.
Степень нагрузки, сжимающей два соседних позвонка, в большой степени определяется положением тела. Наименьшей компрессия бывает, когда тело находится лежа, т. е. в горизонтальном положении. В положении стоя давление между позвонками значительно увеличивается. В нижнем отделе позвоночника оно в 4 раза больше, когда человек стоит, чем когда он находится в лежачем положение. Суммарная величина давления в такой ситуации равна общей массе верхнего отдела тела.
Распределение внутридискового давления у человека, делающего работу в положении сидя или при незначительном сгибании туловища, показывает, что задние отделы дисков оказываются немного более разгруженными, нежели передние.
При наклоне вперед из положения стоя суммарная нагрузка возрастает в несколько раз, что объясняется эффектом рычага, образуемого между той частью туловища, которая наклоняется вперед, и собственно телом позвонка. Такой эффект приводит к тому, что давление между двумя соседними позвонками в нижней части поясничного отдела позвоночного столба при наклоне в 2,5 раза больше по отношению к тому, когда человек стоит прямо, и в 10 раз больше, чем когда просто лежит.
Такое же сильное давление между двумя соседними позвонками образуется, когда человек сидит, наклонившись вперед, не опираясь на руки. Если же человек опирается на руки, положив их на спинку стула или на стол, нагрузка на верхнюю часть туловища весьма уменьшается, тем самым снижается компрессия позвонков.
Давление между двумя соседними позвонками увеличивается, когда человек поднимает какой-либо предмет, наклонившись вперед на прямых ногах. В этом случае давление на межпозвонковый диск может достигать нескольких сотен килограммов.
При вытяжении позвоночного столба (например, когда человек висит на руках без опоры под ногами) давление становится меньше, чем даже в положении лежа. При этом в межпозвонковом диске может развиваться даже растяжение. Данный способ иногда применяется при лечении некоторых заболеваний позвоночника.
На шейные позвонки оказывает давление тяжесть головы. Даже руки оказывают нагрузку на шейный отдел позвоночника, поскольку мышцы плечевого пояса, поднимающие верхние конечности вверх, присоединяются к задней стороне шеи и головы. При поднятии верхних конечностей происходит сокращение мышц, что приводит к увеличению нагрузки на позвонки.
Большинство работников умственного труда непроизвольно втягивают шею, что способствует дополнительной нагрузке на эти позвонки. Большим нагрузкам подвергается шейный отдел позвоночника при работе с поднятыми вверх руками (например, при развешивании белья, мытье окон), особенно если при этом в руках находятся тяжелые предметы.
При наклоне головы вниз в сидячем положении нагрузка на шейные позвонки будет за счет эффекта рычага во много раз больше, чем если сидеть, подняв голову вверх. Для фиксирования головы в наклонном положении нужно напрягать мышцы шеи. Удерживая такую позу некоторое время, можно почувствовать ноющую боль в затылке из-за перенапряжения мышц.
Особенно высокой нагрузке шейные позвонки подвергаются при длительной работе с поднятыми вверх головой и руками (например, у преподавателей при длительной работе у доски).
Большинство людей, занимающихся подобного вида деятельностью, страдают от периодически возникающей головной боли и боли в затылке.
Многие полагают, что в стоячем положении человек опирается на стопы. На самом же деле это не так. При стоянии нагрузка идет только на поперечный и наружный своды стопы. Внутренняя часть стопы, не соприкасающаяся с поверхностью земли, получила название «свод стопы». Главная функция свода стопы – предоставление равновесия при вертикальном положении тела человека.
Несомненно, можно говорить, что патология позвоночника начинается со стоп. Влияние урбанизации и современной цивилизации (каждодневный контакт с жесткими поверхностями тротуаров, плохая обувь, вызывающая смещение костей стопы и растяжение связок) привело к тому, что до 75 % людей земного шара страдают плоскостопием.
Каждый человек создан природой как гармоничное существо, при этом большое значение имеет симметрия левой и правой половин тела. Малейшая неравномерность в этой симметрии – и затрагивается позвоночный столб. Неравномерность сводов правой и левой стоп, смещение таза, который должен стоять симметрично из-за вертикального положения тела в пространстве, различная длина ног приводят к тому, что возникает компенсаторное искривление в сторону в поясничном отделе позвоночного столба, т. е. со временем формируется сколиотическая болезнь.
Хождение босиком – один из самых эффективных методов укрепления всех тканей стопы. Наиболее полезно ходить по песку, который подстраивается под все формы свода и подошвы стопы. Если такой возможности нет, то желательно утром после сна и вечером после работы ходить дома босиком.
На стопе присутствуют активные точки, стимулирующие работу внутренних органов и тканей человеческого организма.

Стенка мочевого пузыря представлена тремя оболочками: слизистой, мышечной и соединительнотканной. Мышечная ткань, выполняющая функцию выведения мочи (детрузор), состоит в свою очередь из трех слоев: наружного, внутреннего (продольного), а между ними – кругового, в области внутреннего отверстия мочеиспускательного канала формирующего внутренний сфинктер мочевого пузыря.
При акте мочеиспускания внутренний сфинктер может расслабиться только при сокращении детрузора. При этом мочеиспускательный канал под действием вклиненных в него круговых волокон укорачивается, что соответственно приводит к пассивному раскрытию внутреннего сфинктера. Уретра заканчивается наружным сфинктером, который состоит из поперечно-полосатой мускулатуры промежности. Его раскрытие подчиняется сознательному управлению.
Иннервация мочевого пузыря
Нервная регуляция акта опорожнения мочевого пузыря осуществляется за счет влияния вегетативной (парасимпатической и симпатической) и соматической нервной системы.
Симпатические клетки, которые иннервируют пузырь, находятся около позвоночника на уровне L1-L2 сегментов спинного мозга. Под влиянием симпатических нервов детрузор расслабляется, а внутренний сфинктер сокращается (способствует наполнению мочевого пузыря).
Парасимпатическая иннервация мочевого пузыря осуществляется от позвоночника на уровне копчиковых сегментов S2-S4 спинного мозга. Под ее действием детрузор сокращается, а внутренний сфинктер расслабляется (способствует мочевыделению).
Примитивный мочеиспускательный рефлекс замыкается в позвоночном канале на уровне S2-S4 и активируется через двигательные парасимпатические волокна.
Произвольный (сознательный) компонент акта мочеиспускания регулируется с помощью соматической иннервации (уровень S2-S4) и включает в себя управление наружным сфинктером и вспомогательными мышцами (мышцами диафрагмы, живота, таза).
Нейрогенный мочевой пузырь. Его типы при повреждении спинного мозга
Нейрогенным называют мочевой пузырь, функция которого была трансформирована определенной патологией его иннервации, что может быть следствием разрыва проводящих путей, которые осуществляют связь спинного мозга с контролирующими центрами в головном мозге. При спинномозговой травме функция мочевого пузыря зависит от уровня и степени травмы спинного мозга, от времени, которое прошло после повреждения.
В момент спинального шока (во время механического повреждения) мочевой пузырь отличается вялостью и отсутствием рефлексов, а сфинктер спазмирован (максимально сокращен). Пузырь не реагирует на различные виды раздражителей, детрузор не сокращается при повышении объема мочевого пузыря, моча скапливается и растягивает стенки пузыря. В этом случае необходимо применение катетера, так как присутствует риск развития острой задержки мочи.
После окончания фазы спинального шока при травме позвоночника и повреждении спинного мозга выше центров сегментарной иннервации мочевого пузыря (S2-S4, L1-L2) его рефлекторная активность возобновляется за счет самостоятельной деятельности спинномозговых центров. Поскольку сам рефлекс не нарушен, вырабатывается автоматизм мочевого пузыря. По мере его растяжения от накопленной мочи возникают должные раздражения рецепторов растяжения, которые в свою очередь возбуждают парасимпатические нейроны, иннервирующие детрузор. Возникают непроизвольное напряжение детрузора и атрофия сфинктеров. Моча опорожняется непроизвольно. Объем мочевого пузыря может немного уменьшиться, но образуемое детрузором давление становится достаточным для мочеиспускания. Чувство наполнения мочевого пузыря и позыв к акту мочеиспускания часто отсутствуют. В этом случае наблюдается периодическое недержание мочи при постоянной остаточной моче в пузыре.
Легкая степень периодического недержания мочи выражается императивными позывами к мочеиспусканию. В этих случаях при наличии позыва присутствует неспособность надолго удерживать мочу. Это чаще всего случается при неполном перерыве спинного мозга.
При травме парасимпатической иннервации мочевого пузыря (S2-S4) и соответствующих корешков нарушается акт рефлекторного опорожнения мочевого пузыря. Детрузор не сокращается, внутренний сфинктер закрыт под действием симпатической иннервации сегментов L1-L2. Мочевой пузырь наполняется, в то время как рефлекс не срабатывает. Если мочевой пузырь сильно переполнен, в результате механического растяжения внутреннего сфинктера моча самопроизвольно небольшими порциями вытекает наружу. При этом большое количество мочи остается в пузыре. Такой вид патологии врачи называют парадоксальным недержанием мочи, или вялым мочевым пузырем.
При травмах спинного мозга, которые приводят к нарушениям симпатической иннервации (сегменты L1-L2), может наблюдаться истинное недержание мочи. В этих случаях становится невозможным удерживать мочу. Она не накапливается в мочевом пузыре, а постоянно выделяется по каплям.

Для таких болей в области сердца из-за статико-динамических видоизменений в верхнегрудном и шейном отделах позвоночного столба характерна внезапная боль, чаще за грудиной, иррадиирующая в левую руку и лопатку, а часто в область эпигастрия. При этом больные предъявляют жалобы на чувство сдавления и неудобства за грудиной. Также могут возникать нарушения в виде икоты, рвоты, запоров, метеоризма.
Боль в области сердца при заболеваниях позвоночного столба (спондилогенная кардиопатия) и боль при ишемической болезни сердца очень сходны между собой. Врачи полагают, что боль при стенокардии, связанной с ишемической болезнью сердца, бывает более приступообразной, чем при спондилогенной кардиопатии. Болевые приступы при спондилогенной кардиопатии более длительны. Очень важно, что при истинной стенокардии боли чаще всего появляются при физических нагрузках (например, при ходьбе по лестнице), а боли при спондилогенной кардиопатии – от неудобного положения, при компрессии корешков спинного мозга (например, в постели).
Утверждение, что изменения в позвоночнике могут провоцировать ишемию миокарда, до сих пор не подтверждено, однако непрерывно возникающие рефлекторные изменения в двигательных сегментах верхнегрудного и шейного отделов позвоночника при инфаркте и ишемии миокарда поддерживают со своей стороны болевой спондилогенный кардиопатический синдром.
При спондилогенных кардиопатиях выделяют функциональные блокады (функциональные ограничения подвижности) в области головных суставов и в шейно-грудном переходе, в двигательных участках грудного отдела позвоночного столба, болезненность в проекции III–V ребер слева, редко I ребра с болевой подключичной точкой, гиперчувствительность и напряжение лестничных, грудных и трапециевидных мышц. Некоторые доктора полагают, что необходимо проводить мануальную терапию независимо от того, связаны ли они чисто спондилогенной кардиопатией или являются следствием ишемической болезни сердца. Если найдены изменения позвоночника, то следует подходить к ним так, как этого требует терапия опорно-двигательной системы: исследовать ключевые точки и лечить их, даже если боль не исходит непосредственно из них.
Нужно помнить, что обострение заболевания грудного или шейного отделов позвоночного столба может быть причиной спазма коронарных артерий при коронарной патологии. Если возник первичный спазм коронарных артерий, то могут появляться болевые ощущения в надлежащем двигательном сегменте нижнешейного и верхнегрудного отделов позвоночного столба. При ишемической болезни сердца и стенокардии всегда имеется спондилогенная составляющая.
При длительных нестихающих и некупирующихся болях в позвоночнике всегда с течением времени развивается спазм коронарных артерий сердца.
Распространенные тесты с использованием средств для снятия болей в сердце (нитроглицерина и других препаратов) для дифференциальной диагностики коронарного и спондилогенного заболевания не дают должного результата.
По данным медицинских исследований у людей с заболеваниями позвоночника так же, как и у лиц с сердечно-сосудистыми заболеваниями, при приеме кардиологических препаратов происходит значительное снижение болевых ощущений. Распознавание нельзя проводить на основании, что лишь локализованный болевой синдром в противопоставление «разлитому» соответствует изменениям со стороны позвоночника. Лишь определение конкретной болевой точки с возникновением болевого распространения при надавливании символизирует, что данные клинические проявления связаны с заболеванием позвоночного столба.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:38 PM | Сообщение # 32
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
Физические видоизменения проявляются в виде нарушения эрекции.
В норме бывает эрекция двух типов.
Первый тип – психогенная эрекция, это результат сексуальных мыслей, возбуждающих слуховых или зрительных стимулов. Мозг посылает эти сигналы по проводящим путям спинного мозга до уровня Т0-L2, откуда возбуждение передается в пенис, вызывая эрекцию. При поражении спинного мозга способность к психогенной эрекции зависит от степени тяжести повреждения и его уровня. Обычно при частичной травме спинного мозга (когда не затронуты элементы движений и (или) чувствительности в зонах иннервации ниже уровня повреждения) на низком уровне сохранность психогенной эрекции более вероятна, чем при более высоком повреждении. При полном перерыве спинного мозга способность к психогенной эрекции более низка.
Второй тип эрекции – это рефлекторный тип. Такой тип возникает при прямом физическом контакте с пенисом или другими эрогенными зонами, такими как уши, шея или соски. Рефлекторная эрекция непроизвольна и может возникать без возбуждающих или сексуальных мыслей. Нервные центры, которые управляют способностью к рефлекторной эрекции, находятся в крестцовых сегментах (S2-S4) спинного мозга. Большинство лиц мужского пола с повреждением спинного мозга способны к рефлекторной эрекции при физической стимуляции, если сегменты S2-S4 или нервные корешки, отходящие от них, не затронуты.
Многие мужчины с травмой позвоночника способны к эрекции, но она не всегда бывает достаточно полной и длительной для полноценного полового акта. Такое состояние носит название эректильной дисфункции. Существуют различные методики лечения и вспомогательные приспособления для коррекции эректильной дисфункции. В каждом конкретном случае эректильной дисфункции при спинномозговой травме важно проконсультироваться с урологом или сексологом.
Мужчины с травмой спинного мозга перед применением любых медикаментов или вспомогательных устройств должны быть тщательно обследованы урологом. Уровень травмы, возможные побочные эффекты и другие медицинские вопросы должны учитываться при выборе метода лечения. Больные со спинномозговой травмой должны быть предупреждены о возможности возникновения во время полового акта автономной дисрефлексии – состояния, которое может угрожать жизни. Признаками автономной дисрефлексии являются головные боли, покраснение лица, резкое повышение АД, заложенность носа и (или) изменения зрения.

Существует миф о том, что количество спермы со временем после травмы спинного мозга уменьшается. По данным проведенных исследований это не подтверждается и не должно беспокоить лиц мужского пола, которые стремятся к биологическому отцовству. Тем не менее процент активных мужских половых клеток у мужчин с травмой спинного мозга в среднем существенно ниже, чем у здоровых.

1) сдавление (компрессия);
2) форсированное сгибание (разгибание) позвоночника;
3) ушиб (удар);
4) огнестрельные повреждения.
Классификация повреждений позвоночника по месту повреждения:
1) травмы шейного отдела позвоночника;
2) травмы грудного отдела позвоночника;
3) травмы поясничного отдела позвоночника.
Классификация травм позвоночника по характеру травмирования. По характеру повреждения позвоночная травма может быть закрытой или открытой, в зависимости от нарушения целостности кожных покровов мягких тканей на уровне повреждения и, соответственно, риска инфицирования содержимого позвоночного канала. Закрытая травма позвоночника и повреждения спинного мозга могут не соответствовать друг другу по степени тяжести. Так, травма спинного мозга может не сопровождаться нарушением целостности костных структур позвоночного столба и его связочно-суставного аппарата, а также мышечного каркаса: например, может иметь место ушиб позвоночника с тяжелыми неврологическими расстройствами. Травма позвоночного столба, в свою очередь, может быть неосложненной (без нарушения функции спинного мозга и его корешков) и осложненной (наряду с повреждением костных структур имеется повреждение спинного мозга и/или его корешков). Повреждения позвоночного столба определяют ортопедический компонент реабилитационных мероприятий (сохранение опорной функции позвоночника), а повреждение спинного мозга и/или корешков – нейрохирургический компонент (восстановление функций спинного мозга).
Закрытые повреждения позвоночника подразделяют на следующие формы:
1) повреждения дисков, связочного аппарата (растяжение, разрыв);
2) перелом тела позвонков (компрессионный, оскольчатый, компрессионно-оскольчатый, линейный);
3) перелом заднего полукольца позвонков (суставных, поперечных или остистых отростков, дужек);
4) вывихи и переломо-вывихи позвонков, сопровождающиеся их деформацией и смещением позвоночного канала;
5) многочисленные повреждения позвоночника, сочетающиеся друг с другом.
Выделяют также «взрывной» перелом тела позвонка, который характеризуется интерпозицией частей травмированного межпозвонкового диска между фрагментами сломанного тела позвонка; проникающий перелом тела позвонка (характеризуется проникновением фрагментов тела позвонка в полость межпозвонкового диска и повреждением замыкательной пластинки тела позвонка).
Все закрытые повреждения позвоночника могут быть нестабильными и стабильными. Стабильность обеспечивается целостностью костных и связочных структур, а также межпозвонковых дисков позвоночника. Повреждения на шейном уровне можно считать нестабильными, если имеется смещение смежных пластин тел больше, чем на 6 мм, или присутствует угол между нижними замыкательными пластинами двух смежных позвонков больше 11° (подобная классификация, однако, неприемлема для первых двух шейных позвонков, на уровне которых действуют совершенно другие законы стабильности).
Для определения нестабильных или стабильных повреждений в грудном и поясничном уровнях в настоящее время используют теорию «трехопорной структуры позвоночника», предложенную американским врачом-ортопедом Ф. Денисом в 1981 г., согласно которой позвоночный столб разделен на три опорные структуры – переднюю, среднюю и заднюю. К передней опорной структуре относятся передняя продольная связка, передняя часть фиброзных колец дисков, передняя половина тел позвонков вместе с диском; к средней опорной структуре – задняя продольная связка, задняя часть фиброзных колец и задняя половина тел позвонков с диском; к задней опорной структуре – надостистые, межостистые и желтые связки, капсулы суставов и дуги позвонков. Нестабильными считаются такие повреждения, при которых повреждаются минимум две опорные структуры, а именно средняя и задняя. Различают абсолютную нестабильность (возникает при переломе тел позвонков с повреждением двух суставных отростков и при вывихах позвонков) и относительную нестабильность (при повреждении тела и одного суставного отростка позвонка). При нестабильной травме в результате нарушения целостности опорных элементов может происходить смещение позвонков по отношению друг к другу, что сопровождается угрозой компрессии спинного мозга и его судов. Поэтому диагностика нестабильности позвоночника очень важна для будущей лечебной тактики. При нестабильных повреждениях остро встает вопрос о необходимости надежной внешней иммобилизации травмированного отдела позвоночника для предотвращения усугубления деформации позвоночного канала.
Травма шейного, средне– и верхнегрудного отделов позвоночника зачастую сопровождается и травмой спинного мозга; повреждения же позвонков на поясничном уровне приводят к неврологическим осложнениям лишь в 30–70 % случаев.
Закрытые травмы спинного мозга делятся на ушиб, сотрясение и сдавление спинного мозга. Сотрясение спинного мозга характеризуется обратимыми проводниковыми и легкими сегментарными нарушениями, которые самостоятельно или после лечения полностью исчезают в течение первых 6–7 суток. Ушиб спинного мозга характеризуется формированием как обратимых, так и необратимых изменений. Может наблюдаться морфологический перерыв спинного мозга – анатомический.
Клинически ушиб проявляется симптомами полного или частичного нарушения проводимости спинного мозга. Уровень необратимости изменений определяется по мере устранения явлений спинального шока. Различные авторы выделяют различные степени ушиба спинного мозга. Ушиб спинного мозга легкой степени характеризуется симптомами частичного нарушения проводимости, при этом восстановление функций происходит в течение одного месяца; ушиб средней степени проявляется синдромом частичного или полного нарушения проводимости с неполным восстановлением функций в течение 2–3 месяцев; ушиб тяжелой степени характеризуется незначительным улучшением функций либо сохранением синдрома полного нарушения проводимости. Сдавление спинного мозга, вызываемое обычно фрагментами связок или дисков, костными отломками позвонков оболочечной или внутримозговой гематомой, отеком, приводит к возникновению в спинном мозге очагов некроза и клинически проявляется синдромами частичного либо полного нарушения проводимости. Если при ушибе и сотрясении спинного мозга нужно проводить консервативное лечение, то сдавление спинного мозга является экстренным показанием к устранению компрессии хирургическими или консервативными методами.
Открытые повреждения (неогнестрельные и огнестрельные) по признаку целостности твердой мозговой оболочки делят на непроникающие (твердая мозговая оболочка цела) и проникающие (травмирование твердой мозговой оболочки). Так как твердая мозговая оболочка служит своеобразным барьером, препятствующим проникновению инфекции в спинномозговое пространство, проникающие повреждения сопровождаются высоким риском образования инфекционных осложнений со стороны центральной нервной системы.
Также травмы позвоночника можно разделить на бытовые травмы, полученные во время обыденной жизни человека (падение, чрезмерное сгибание или разгибание и т. д.), и спортивные травмы (травмы ныряльщиков, атлетов, гимнастов и т. д.)

При занятиях такими видами спорта, как хоккей, горнолыжный спорт, теннис, футбол, баскетбол, борьба, тяжелая атлетика, спортивная гимнастика, позвоночник подвергается значительным перегрузкам. Причем травмы спины и болевой синдром могут отмечаться как у профессионалов, так и у начинающих спортсменов. По статистике, на травму спины приходится около 5-10 % спортивных травм. Болевой синдром может быть обусловлен как длительным регулярным микротравмированием мягких тканей спины, так и острой травмой.
Зачастую спортсмены неохотно обращаются к врачам, надеясь справиться с болью в спине собственными силами. Кроме того, многие профессионалы не могут на достаточное время снизить уровень спортивной активности и проходить реабилитационную программу из-за боязни потерять квалификацию. Однако занятия многими видами спорта на фоне хронического болевого синдрома после травмы спины нередко приводят к возникновению повторных травм позвоночника. Все это в конечном счете способствует застаиванию процесса, ведущему к потере профессиональных качеств спортсмена и необходимости закончить работу в большом или малом спорте.
Большая часть болевых синдромов спортсменов в спине успешно лечится консервативно. Людям, занимающимся спортом, необходимо в случае появления боли в спине или шее получить профессиональную врачебную консультацию и затем следовать рекомендациям специалиста.
Боль в спине является симптомом различных заболеваний позвоночника и внутренних органов.

Спондилолиз может стать причиной формирования другой патологии, называемой спондилолистозом. Спондилолистоз – это соскальзывание вперед тела верхнего позвонка относительно нижележащего. Необходимо отметить, что большая часть эпизодов спондилолиза не приводит к развитию спондилолистоза. Однако если образуется спондилолистоз, то его выраженность может возрастать со временем, что у части пациентов приводит к формированию выраженного болевого синдрома в поясничной области. Боль в спине при спондилолистозе обусловлена как механическими причинами, связанными с нестабильностью позвоночника, так и со сдавлением нервных корешков в деформированных межпозвонковых отверстиях. Тактика лечения спондилолистоза более агрессивная; часто для коррекции требуется хирургическое вмешательство.

Грыжа межпозвонкового диска образуется при резком повышении внутридискового давления. В результате происходит разрыв волокон фиброзного кольца и часть пульпозного ядра выходит за пределы диска. Если возникает разрыв полуокружности фиброзного кольца, обращенного в сторону позвоночного канала, то выпуклое вещество пульпозного ядра может привести к сдавлению спинного мозга или нервного корешка. При этом химические вещества, которые содержатся в пульпозном ядре, приводят к раздражению и воспалению спинного мозга, что усугубляет клинические проявления, связанные с его компрессией.
Зачастую грыжа диска образуется в поясничной области. Это связано с тем, что в межпозвонковых дисках поясничной области более высокое давление по сравнению с дисками грудного и шейного отделов позвоночника. При образовании большой грыжи, когда практически все пульпозное ядро выходит за пределы своего пространства и расположено в позвоночном канале, может развиться компрессия многих нервных корешков, образующих конский хвост спинного мозга. Такое состояние сопровождается болью и онемением обеих ног, а также нарушением мочеиспускания и дефекации. Такое осложнение грыжи диска называется синдромом конского хвоста и служит показанием к срочной нейрохирургической операции.
При лечении болей в спине у спортсменов зачастую проводится консервативная терапия, которая включает физиотерапию, массаж, лечебную физкультуру и медикаментозную терапию; может быть рекомендовано ношение корсетного пояса в течение острого периода заболевания. Индивидуально подобранный комплекс физических упражнений занимает важное место в реабилитационной программе спортсмена. Хорошо развитый мышечный корсет позволяет уменьшить нагрузку на позвоночник, снизить риск последующих травм спины. Очень полезны для укрепления мышц спины занятия плаванием и аэробикой.

Возрастные анатомические и физиологические особенности позвоночника, а также спинного мозга оказывают огромное влияние на характер травмирования, клинические проявления травмы и выбор тактики лечения при повреждениях позвоночника и спинного мозга. У лиц молодого и пожилого возраста позвоночно-спинномозговая травма бывает значительно реже, чем у взрослых лиц, не достигших старости. Травмы позвоночника и спинного мозга у детей составляют приблизительно 1-10 % от всех спинальных травм. Основными причинами спинальных травм у детей являются дорожно-транспортные происшествия (около 50 %), спортивные травмы составляют приблизительно около 20 % и падение – 10–12 %. В младшем детском возрасте зачастую причиной травмирования позвоночника и спинного мозга являются падение и дорожно-транспортные пешеходные происшествия. Немного чаще травмы спины встречаются у детей с тяжелыми сочетанными повреждениями. Исходя из анатомических и физиологических особенностей организма рационально выделять три группы (по возрасту) больных детского и подросткового возраста со спинально-позвоночной травмой: до 9 лет; 10–14 лет; 15–17 лет. По данным статистики наиболее часто повреждается шейный (40 %), реже грудной (30%) и поясничный отделы позвоночника. В первой возрастной группе пострадавших, к которой относятся дети до 9 лет, чаще всего травмируется верхний шейный отдел позвоночника. Процент такого травматизма составляет приблизительно 60–70 % от общего количества травм позвоночника. Особенности травмы позвоночника и спинного мозга в детском возрасте обусловливаются особенностями строения головы, туловища и позвоночника: слабостью мышц и связок шеи; большими размерами головы; диспропорцией соотношения массы и размеров туловища и головы; горизонтальной ориентацией межпозвонковых суставов; недостаточностью развития межпозвонковых сочленений; повышенной подвижностью суставов головы и шеи.
Все травмы позвоночника и спинного мозга у лиц детского возраста, по данным рентгенологических исследований, разделяются: на переломы дуг, тел позвонков, переломы со смещением, смещения тел позвонков, а также повреждения без каких-либо рентгенологических изменений (т. е. без отражения на рентгенограмме). Клинически травмы разделяются на повреждения с неврологическим дефицитом и без неврологического дефицита. Особую группу среди пострадавших детского и молодого возраста составляют преимущественно больные с позвоночно-спинальной травмой без каких-либо рентгенологических видоизменений. Чем моложе пострадавшие, тем чаще у них встречаются повреждения спинного мозга, которые рентгенологически никак не проявляются: 42 % – больные в возрасте до 9 лет, 14 % – в возрасте 10–14 лет и 8 % – в возрасте 15–17 лет. Эпизоды неврологических нарушений в спинном мозге без рентгенологических изменений отмечаются у 50 % детей до 9 лет. Это можно объяснить горизонтальным положением суставных поверхностей позвонков, слабо развитым межпозвонковым сочленением, высокой подвижностью и эластичностью суставно-мышечного и связочного аппарата в этом возрасте. Магнитно-резонансная томография показывает морфологические изменения спинного мозга на месте повреждения (кровоизлияния, разрывы и др.). Характерно, что восстановление нарушенных функций позвонков при отсутствии каких-либо изменений на рентгенограмме происходит очень плохо. Диагностика повреждений позвоночника и спинного мозга проводится по общепринятой схеме: сначала изучается анамнез больного, механизм и природа травмы, затем проводят хирургический и неврологический осмотры. После этого – спондилография, миелография, выполняются люмбальная пункция и ликвородинамические пробы, КТ или МРТ. Диагностика основывается на данных собранного анамнеза, осмотра больного и рентгенографии позвоночника. В боковых рентгенограммах отмечается увеличение сустава Крювелье, увеличение толщины околопозвоночных тканей за счет кровоизлияний и отека, деформация верхнего отдела позвоночника характеризует отношение перелома со спинным мозгом.
Переломы Джефферсона у детей бывают очень редко. Стандартными являются переломы зубовидного отростка на месте срастания ядер окостенения зуба и тела аксиса – переломо-эпифизиолиз. При таком переломе зубовидный отросток смещается под углом кпереди.
Лечение применяется консервативное и редко – хирургическое. Проводятся вправления переломов и иммобилизация позвоночника. Из медикаментов используют седативные средства, нейропротекторы, препараты, нормализующие дыхание и гемодинамику, анальгетики. Хирургическое вмешательство, закрытое и открытое вправление вывихов, операции декомпрессии мозга и стабилизации позвоночника осуществляются с учетом особенностей растущего организма.
Спинномозговая травма в пожилом и старческом возрасте встречается гораздо реже. Спецификой такой травмы является то, что степень травмирования позвоночного столба и спинного мозга часто не соответствует силе механического воздействия. Падение или удар средней силы нередко приводят к развитию очень тяжелого повреждения спинного мозга. При этом степень повреждения определяется не только видоизменениями, появляющимися в момент травмы, но и нарушениями, возникающими вторично, связанными прежде всего с расстройством гемодинамики, формирующейся обычно через несколько дней после травмирования.
Механическая травма, которая у молодых людей не вызывает особых патологических изменений позвоночника и спинного мозга, у лиц старческого и пожилого возраста приводит к тяжелой травматизации и инвалидизации. Существуют хронические травмы, вызываемые длительным вынужденным положением, однотипной работы с повышенной нагрузкой на одно плечо.
У людей старческого и пожилого возраста не отмечается такое многообразие клинических форм повреждения позвоночника, которые характерны для лиц молодого и среднего возраста, что объясняется особенностью ритма и образа жизни, а также поведением этой категории людей. Наиболее сложные травмы в старческом и пожилом возрасте возникают преимущественно при автомобильных и железнодорожных катастрофах, падении с велосипеда (мотоцикла), ударах головой с ориентацией травмирующей силы в передне-заднем направлении. Из чего следует: первым обстоятельством, ограничивающим возможность образования многообразных клинических форм травмирования позвоночника у старых и пожилых людей, являются те условия, в которых они живут, их поведение и образ жизни. Следующим обстоятельством, также не менее важным, являются возрастные изменения, которые возникают в позвоночнике пожилого человека.
Анатомо-физиологические особенности организма пожилых людей требуют особого, бережного подхода в плане диагностики и ведения спинальной травмы. Наряду с изменениями, возникающими во всех органах и системах пожилого человека, весьма значительные изменения испытывают костная ткань и суставы. Возрастные изменения в позвоночнике определяются старческим остеопорозом в костных элементах позвоночника, дегенеративными изменениями в межпозвонковых дисках и спондилоартрозом.
Старческий остеопороз является обязательным симптомом старения костей и встречается практически у всех людей старше 65–75 лет. Клинически остеопороз в области позвоночного столба проявляется в виде различных его деформаций. У лиц женского пола – грудным кифозом, а у лиц мужского – выпрямлением поясничного лордоза.
Анатомической характеристикой старческого остеопороза является прогрессирующее перерождение плотного вещества кости в губчатое вследствие нарушения равновесия между процессами образования и разрушения костных элементов. При этом происходит истончение и количественное снижение костных балок в губчатой кости. Уровень истончения кортикальной кости, а также количественное уменьшение костных балок доходят до таких пределов, что образуются целые территории, лишенные костных элементов, возрастает количество ячеек губчатого вещества и снижается функция костных силовых линии. Все эти изменения приводят к снижению прочности кости. По мере увеличения возраста упорно снижается прочность тел поясничных позвонков. Проведение исследования тел позвонков на переносимую нагрузку показывает изменение их прочности. В возрасте 1 месяца выдерживаемая нагрузка составляет 135 кг/см2; в 20 лет – 80 кг/см2; в 90 лет всего лишь 20 кг/см2. Параллельно с показателями прочности изменяются показатели упругости тел позвонков. Упругость, измеряемая в процентах, медленно уменьшается в возрасте от 25 до 55 лет, а затем до 90 лет, очень быстро, до полного исчезновения. В возрасте 1 месяца показатель упругости составляет приблизительно 64 %, в 20 лет – 12–13 %, в 90 лет упругость исчезает. Все эти показатели (прочности и упругости) находятся в прямой зависимости от количества минерального вещества в единице объема кости. Максимальная минерализация наблюдается в возрасте около 22–35 лет. По мере увеличения возраста уровень минерализации постепенно снижается: в период зрелого возраста она составляет 400±8 кг/м3; во второй период зрелого возраста – 361±4 кг/м3; в пожилом возрасте – 332±9 кг/м3; в старческом возрасте – 283±13 кг/м3. Для лиц старшего возраста характерно возникновение травматических поражений спинного мозга и корешков на фоне спондилоартроза, остеохондроза и других дегенеративных изменений позвоночника, связанных с возрастом. Травматические костные видоизменения позвонков могут быть выраженными не очень резко. Реже встречаются вывихи и переломо-вывихи, кровоизлияния в спинной мозг, более часто встречаются разрывы связок, острая грыжа межпозвонковых дисков, клинические расстройства спинального кровообращения. Острая компрессия спинного мозга проявляется картиной полного или частичного его повреждения либо центромедуллярным синдромом Шнейдера. Основой возникновения синдрома Шнейдера являются ишемические нарушения в центральном сером веществе спинного мозга, явления его микрогеморрагий и отека, наступающие при пролабировании связок, дисков или костных фрагментов в просвет спинномозгового канала. Центральное расположение расстройств кровообращения связано с передне-задним направлением повреждающих сил, вызывающих деформацию, сдавление спинного мозга, в том числе и в его центральной части. Этому содействуют возрастные изменения, приводящие к стенозу позвоночного канала.
При травме позвоночника может происходить травматизация как костных структур (позвонков, дуг, отростков), так и мягких тканей (мышц, связок, межпозвонковых дисков, нервных корешков, спинного мозга). Достаточно серьезными последствиями спинальной травмы являются повреждение нервных структур, а также формирование нестабильности позвоночника.
Нестабильность позвоночного сегмента может способствовать образованию механической деформации и боли позвоночника. В некоторых случаях нестабильность позвоночника может быть причиной нарушения функции нервных корешков или мозга в результате их динамической компрессии. Нестабильность позвоночника может возникать из-за некоторых разновидностей переломов позвонков, а также разрыва дисков и связок, которые, в свою очередь, соединяют позвонки друг с другом. Зачастую для лечения сложной травмы позвоночника необходимо хирургическое вмешательство. При этом главными задачами операции является стабилизация позвоночника и устранение сдавления нервных структур для предупреждения в последующем повреждения спинного мозга и деформации позвоночного столба. Неврологические расстройства проявляются спустя некоторое время (часы, дни) или сразу же после травмы. Они характеризуются тетрапарезом с преобладанием расстройств в верхних конечностях.
Центромедуллярный синдром чаще возникает при форсированном разгибании шейного отдела позвоночного столба, когда происходит защемление спинного мозга между связками и плоскостью тел позвонков, из-за чего поражается центральная часть спинного мозга. Расстройства в центральной части спинного мозга происходят из-за того, что одна из главных корешковых артерий спинного мозга и передняя спинальная артерия травмируется чаще всего в месте наиболее выраженного костного изгиба во время переразгибания. При этом наблюдаются прямая травма передних столбов и зона центральной ишемии с перифокальным отеком, клинически это обусловливает центральный спинальный синдром. Перекрестный пирамидный пучок остается частично сохранным при таком поражении спинного мозга. Наиболее сильно страдают внутренние пучки пирамидного тракта (верхние конечности). В последующем может развиться тетраплегия вследствие отека спинного мозга.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:38 PM | Сообщение # 33
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
У лиц старшего возраста на фоне сужения спинномозгового канала и остеохондроза при травме позвоночника с переразгибанием в шейном отделе может быть повреждение вентрального сегмента спинного мозга в бассейне передней спинальной артерии. Неврологические расстройства не очень сильно выражены, травматические изменения позвоночника, выявляемые при помощи рентгенографии, также не обнаружены. Данные магнитно-резонансной томографии, спондилографии и КТ свидетельствуют о возрастных модификациях позвоночного столба, возможных разрывах связок, повреждении межпозвонковых дисков. Лечение проводится чаще консервативное – консервативная терапия и фиксация шеи воротником Шанца. Сначала улучшаются движения в ногах, затем функция тазовых органов, а после – в верхних конечностях.
Для защиты спинного мозга необходимо в первые 5–7 ч после травмирования вводить внутривенно метилпреднизолон (солюмедрол) дозой 30 мг на 1 кг массы, препараты, улучшающие сердечно-сосудистую деятельность, реологические свойства крови. Неплохой эффект отмечается при внутривенном введении церебролизина дозой 15–30 мл и 200 мл физиологического раствора в ранние сроки повреждения. Обязательна профилактика тромбоэмболических расстройств: назначают фраксипарин по 0,3 × 2 раза в сутки в течение 5–7 суток, а затем – аспирин или тиклид. Проводится восстановительная сосудистая терапия, ЛФК, а также массаж. На всех этапах обеспечивается профилактика инфекционно-воспалительных осложнений.

Для лучшего понимания механизмов возникновения компрессионных переломов, а также принципов лечения необходимо изучить основы анатомии позвоночника. Компрессионный перелом образуется за счет воздействия высокого давления на тело позвонка. Очень часто механизм травмы заключается в сочетании сгибательного движения позвоночника вперед с осевой нагрузкой на него. Это приводит к значительному увеличению давления на передние отделы позвоночника – на тела позвонков и межпозвоночные диски. При возникновении компрессионного перелома тело позвонка в передней его части сдавливается, приобретая форму клина. При значительном снижении высоты передних отделов тела позвонка задняя его часть может внедряться в позвоночный канал, что способствует сдавливанию спинного мозга. К счастью, такие значительные переломы встречаются гораздо реже.
Если перелом произошел из-за действия значительной внешней силы, то в момент травмы пациенты испытывают выраженный болевой синдром в спине. Иногда боль может иррадиировать (отдавать) в верхние или нижние конечности. При повреждении нервных структур возникают онемение и слабость в руках и ногах. Перелом позвонков, патологически уже измененных, возникающий при незначительной травме, может сопровождаться только умеренной болью в спине.
После опроса пациента врач проводит физический осмотр его. На данном этапе диагностического поиска может быть поставлен предварительный диагноз и определен дальнейший план обследования больного. Осуществляется пальпация болезненных областей (шеи, спины), оценка мышечной силы и чувствительности в конечностях, проверка симптомов натяжения нервных корешков, сухожильных рефлексов и других специальных тестов.
Для опровержения или подтверждения диагноза перелома позвонка необходимо проведение рентгенографии позвоночника. Этот вид исследования позволяет визуализировать костные структуры с помощью рентгеновских лучей на дисплее рентгеновского аппарата, на пленке или специальной бумаге. Иногда для более тщательного исследования области перелома, определения повреждений, свидетельствующих о нестабильности позвоночно-двигательного сегмента, необходимо проведение компьютерной томографии (КТ). При этом исследовании помимо диагностики повреждений костных структур возможно определение изменений и мягких тканей. Изображение в этом случае – это результат цифровой обработки множества рентгеновских снимков, сделанных под всевозможными углами и на разных уровнях с помощью компьютерного томографа в виде серии поперечных срезов человеческого тела. При подозрении на травму нервных структур (нервных корешков, спинного мозга) необходимо проведение магнитно-резонансной томографии. Это технически новое безболезненное исследование на сегодняшний день является «золотым стандартом» в диагностике повреждение мягких тканей человеческого организма (связок, мышц, нервов, спинного мозга и др.). Принцип работы магнитно-резонансной томографии заключается в исследовании строения мягких тканей с помощью электромагнитных волн. Этот совершенно безболезненный и безопасный метод обследования на сегодняшний день находит самое широкое применение в нейрохирургической практике и других областях медицины. Для подтверждения диагноза перелома позвонка (позвоночника), а также определения степени сдавления нервных структур находят применение и другие методы исследования организма: радиоизотопное сканирование (вид исследования, при помощи радиоактивных изотопов), миелография (вид исследования направленный на изучение спинного мозга), дискография (вид исследования, который помогает обнаружить изменения в межпозвонковых дисках).
Лечение
Лечение компрессионных переломов позвоночника чаще всего включает в себя соблюдение охранительного режима и использование специальных реклинаторов и корсетных поясов, а также прием анальгетических препаратов. В некоторых случаях может понадобиться также хирургическое вмешательство.
Прием анальгетиков позволяет снизить выраженность болевого синдрома. Но при этом необходимо знать, что обезболивающие средства никак не способствуют заживлению переломов. Значительное улучшение самочувствия, исчезновение болевых ощущений после начала проведения противоболевой терапии не значит, что болезнь излечена. Для консолидации перелома в нормальные сроки нужно соблюдать охранительный режим. В период срастания перелома (10–13 недель) необходимо исключить всякие физические нагрузки, которые так или иначе могут привести к увеличению степени деформации в сломанном теле позвонка. Категорически запрещено поднимать тяжести, делать значительные наклоны и повороты туловища.
Зачастую в течение нескольких недель лечащий доктор может порекомендовать соблюдение постельного режима. Это особенно важно для пациентов преклонного возраста с остеопорозом, у которых срастание перелома происходит не так быстро и легко, как у более молодых людей. В большинстве случаев пациентам необходимо ношение специальных корсетных поясов. Это средство наружной фиксации уменьшает до минимума активные и пассивные движения в травмированном позвоночном сегменте, что помогает консолидации перелома. Корсетные пояса, которые используются при переломах, фиксируют позвоночник в положении гиперэкстензии (переразгибания). Это позволяет снизить давление на переднюю часть травмированного тела позвонка, снизить его коллабирование.
Компрессионные переломы позвонков консолидируются в большинстве случаев приблизительно в течение трех месяцев. Для контроля за процессом срастания сломанного позвонка делают рентгенограмму позвоночника, которая приблизительно выполняется каждый месяц.
Хирургическое лечение
Хирургическое лечение компрессионных переломов позвоночного столба показано при сдавлении нервных структур (спинного мозга, нервных корешков), нестабильности позвоночного столба, а также сильном болевом синдроме. Например, при уменьшении высоты тела позвонка на рентгенограммах более чем на 50 % возникает нестабильность позвоночника, что может привести к компрессии нервных структур. В этом случае операция нужна для предотвращения травмирования нервных корешков и спинного мозга. Существует несколько разновидностей операций, которые проводятся при компрессионных переломах позвоночника. В зависимости от типа перелома позвонка, выраженности сдавливания нервных окончаний доктор может выбрать тот или иной вид операции. Основными принципами хирургической операции при травмах позвоночника являются снятие компрессии нервных структур (если имеются симптомы сдавливания костными структурами спинного мозга или нервных корешков), а также стабилизация (фиксация в физиологически выгодной позиции) поврежденного позвоночного сегмента.
Передний доступ. При компрессии спинного мозга спереди размозженным телом позвонка хирург осуществляет операцию обычно из переднего доступа. При этом разрез производится на переднебоковой поверхности живота или грудной клетки. Затем оголяется тело поврежденного позвонка. Осуществляется удаление костных элементов, сдавливающих костный мозг. После декомпрессии выполняется стабилизация позвоночного столба. Для этого на место удаленного разрушенного тела позвонка закрепляется костный трансплантат. На сегодняшний день широкое применение находят трансплантаты, изготовленные из собственной кости пациента (ауторансплантаты), а также из специальным образом обработанной трупной кости (аллотрансплантаты). Все большую популярность для стабилизации позвоночника завоевывают кейджи – искусственные протезы тел позвонков или дисков. Кейджи производятся из прочных искусственных материалов или титана. Кейдж забивается костной стружкой, которая забирается из гребня тазовой кости, специальной фрезой. Спустя несколько месяцев происходит консолидация трансплантата с телами ниже– и вышележащего позвонков в единую костную структуру (конгломерат). Для фиксирования трансплантата и поврежденного позвоночного сегмента в физиологически правильном положении используются стабилизирующие системы, которые могут состоять из пластинок, перемычек винтов и балок. Компоненты стабилизирующих систем изготавливаются из титана или сплавов (карбида титана) – прочных, инертных (не активных) материалов, не вызывающих реакции отторжения со стороны организма.
Задний доступ. Зачастую стабилизация позвоночника может осуществляться через кожный разрез в области спины (задний доступ). Такая операция задним доступом выполняется чаще всего при отсутствии тыльной передней компрессии спинного мозга участками поврежденного тела позвонка. Внутреннее фиксирование поврежденного позвоночного сегмента в физиологически правильном положении при помощи специальных стабилизирующих систем помогает предотвратить повреждение нервных структур (спинного мозга или корешков), обеспечить раннюю активизацию пациента, помочь оптимальному сращению костных структур. Чаще всего в последние годы в хирургической практике используется транспедикулярная стабилизация позвоночника. При такой технике фиксирующие винты закрепляются через ножки позвонков в теле позвонка. Винты с каждой стороны соединяются прочными балками, которые объединяют позвонки в единый конгломерат. Эти стабилизирующие системы отличаются от других большой прочностью и надежностью, что позволяет осуществлять активизацию пациента уже с первых дней после операции.

Диагностика переломов и вывихов позвонков. Самыми частыми жалобами всех пострадавших в ранние сроки после травмы являются жалобы на боль в поврежденном отделе позвоночника, захватывающем не менее 2–3 близлежащих позвонков. Боль может быть как локальной, так и корешковой. Причиной корешковых болей являются их сдавления грыжевыми выпячиваниями межпозвонковых дисков или отломками позвонков. Характер боли зависит не только от тяжести повреждения позвоночного столба, но и от повреждения мягких тканей, общего состояния больного и от индивидуальных качеств организма (порог чувствительности разных людей различен). В тех случаях, когда повреждены и другие органы, больной может не заметить повреждение позвоночника, так как более интенсивная боль может приглушить менее интенсивную. Наличие ссадин и кровоподтеков на теле больного помогает уточнить место приложения травмирующей силы, а также механизм повреждающего фактора.
При переломе позвоночника больные принимают вынужденное положение, что особенно заметно при вывихах и переломах шейного отдела позвоночного столба. При осмотре позвоночника следует прежде всего обращать внимание на изменения физиологической кривизны позвоночника. Истинный горб встречается довольно-таки редко, зато сглаженность поясничного лордоза или усиленный грудной кифоз явление довольно частое. Иногда возможна и боковая деформация, или так называемая сколиотическая деформация. У людей с хорошо развитым мышечным каркасом бывает выражен симптом «вожжей» – напряжение длинных мышц спины в виде валиков по обе стороны от остистых отростках травмированных позвонков. При повреждении позвонков шейного отдела спастические сокращения мышц шеи практически постоянный симптом. Прощупывание остистых отростков на уровне повреждения очень болезненно. Помимо болезненности в области остистого отростка можно также увидеть выступающий кзади остистый отросток сломанного позвонка и увеличение межостистых промежутков на уровне травматизации.
При переломе позвонков в области поясницы могут возникать боли в животе и небольшое напряжение мышц брюшного пресса. Объясняется это, как правило, наличием гематомы (сгустка крови) в забрюшинном пространстве, которая может сопровождать перелом. Наличие забрюшинной гематомы, повреждение и раздражение солнечного сплетения и располагающегося рядом симпатического ствола приводят к возникновению «псевдоабдоминального синдрома» – клиники ложного «острого живота». Иногда она бывает настолько выраженной, что приходится прибегать к диагностике органов брюшной полости, с помощью лапароскопии (исследование с помощью специальных приборов без нарушения целостности кожных покровов) или даже лапаротомии (исследование внутренних органов при помощи хирургического вмешательства). Для диагностики между псевдоабдоминальным синдромом при переломе позвоночника в области поясницы и повреждении органов брюшной полости целесообразно пользоваться анестезией сломанного позвонка по методу Шнека (анестетик вводят сбоку от тела сломанного позвонка). Если спустя несколько минут после анестезии по методу Шнека происходит угасание симптомов «острого живота», то можно судить о том, что этот синдром обусловлен переломом поясничного позвонка. Забрюшинная гематома также может вызвать парез кишечника. При глубокой пальпации отмечается болезненность по средней линии живота. Максимальная чувствительность отмечается на уровне пораженного позвонка. К 4-5-му дню зона болезненности несколько сужается, а к концу 3-й недели глубокая пальпация живота, как правило, практически безболезненна. Достаточно постоянным признаком повреждения позвоночника является усиление болей в спине при поднимании прямых ног из положения лежа на спине. Однако этот признак характерен на только для переломов позвоночника, он появляется при любых травмах спины (ушибах, растяжениях мышц спины, вывихах и т. д.). Для того чтобы дифференцировать перелом тела позвонка (поясничного или грудного отдела) от повреждения мягких тканей спины и переломов поперечных отростков, необходимо провести пальпацию остистых отростков при поднимании прямых ног из положения лежа на спине. Это так называемый симптом Силина. При растяжении связок, ушибе или переломе поперечных отростков боли остаются прежними, тогда как при переломе дужек, остистых отростков или тел позвонков боли резко возрастают. Этот симптом очень показателен и необходим для уточнения диагноза в поздние сроки после травм, когда все остальные симптомы становятся более слабыми и нечеткими. Осевая нагрузка на позвоночник допустима только в лежачем положении, в виде легкого поколачивания по пяткам ил несильного надавливания на голову. Грубая осевая нагрузка на позвоночник в положении стоя недопустима, так как очень велик риск повреждения спинного мозга.
Также очень информативно рентгенологическое исследование. Его начинают с обзорных рентгенограмм в двух проекциях: боковой и передне-задней. Затем при необходимости прибегают к прицельным рентгенограммам, томограммам и рентгенограммам в боковых проекциях, которые позволяют довольно точно определить патологические изменения как в телах позвонков, так и в их дужках и остистых отростках. Самым постоянным симптомом перелома тела позвонка является его клиновидная деформация, которая отчетливо видна на рентгенограмме в боковой проекции.
Лечение переломов нижнегрудных и поясничных позвонков
При оказании первой помощи пострадавшему с подозрением на перелом нижнегрудных и поясничных позвонков необходимо помнить, что всяческие повороты, сгибания и разгибания могут оказать губительное действие как на позвоночный столб, так и на спинной мозг, находящийся в нем. Такие больные должны переноситься на носилках со специальным щитом или на подручных конструкциях, исключающих любые движения позвоночника.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:39 PM | Сообщение # 34
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
Одномоментная репозиция показана при значительных травмах, например компрессия тела позвонка на половину тела и более. Противопоказаниями для этого метода являются переломо-вывихи с замыканием суставных отростков, экстенсивные переломы, повреждения передней стенки спинномозгового канала, переломы суставных отростков и дужек, травматические спондилолистозы, преклонный возраст пострадавшего, а также общее тяжелое состояние, сопутствующие повреждения и заболевания. Принципом метода является расправление сломанного позвонка быстрым разгибанием позвоночника с последующим наложением корсета до сращения перелома. Репозицию проводят при надежном обезболивании по методу Белера, хотя так же часто используют анестезию по Шнеку. Местное обезболивание дополняют подкожным введением анальгетиков. Репозицию позвонка можно проводить на разновысоких столах – это метод Уотсона-Джонса-Белера, или подтягиванием вверх ног больного, лежащего вниз лицом, – это метод Девиса.
Однако более целесообразна репозиция позвонков на специальном ортопедическом столе. Этот метод является более универсальным, безопасным, а также легче переносится больными, в отличие от других методов может проводиться при нестабильных переломах и переломо-вывихах позвонков без замыкания суставных отростков. Длительность этого метода составляет приблизительно около 10 мин под наркозом и 40–50 мин под местной анестезией. Корсет накладывают сразу же после репозиции и рентгенологического контроля проведенной операции. Он имеет три точки опоры: грудина, симфиз и поясничный отдел позвоночника в области наибольшего лордоза. Основная задача такого корсета – препятствие сгибанию позвоночника и поддержание его постоянно в положении разгибания, именно поэтому такой корсет называют экстензионным. Корсет накладывают по методу Юмашева-Силина-Таламбума. Основной принцип, который необходимо соблюдать при наложении такого корсета, – по возможности максимально открытая спина, что впоследствии облегчает воздействие на область спины гигиенических процедур, физиотерапевтических мероприятий, а также сделает возможным массаж мышц спины. Физиопроцедуры, лечебную гимнастику и массаж проводят с первых дней после наложения корсета. Ходить в корсете показано только с третьей недели после репозиции. Снимают корсет спустя 4–6 месяцев. Трудоспособность возвращается спустя год после травматизации позвоночника. В дальнейшем и в случаях значительной компрессии может быть рекомендовано ношение съемного ортопедического корсета.
Функциональный метод. Он показан при незначительной степени компрессии (не более одной трети высоты тела позвонка) при отсутствии сдавления содержимого, находящегося в спинномозговом канале.
Принцип метода: иммобилизация перелома постельным режимом и продольным вытяжением позвоночника, ранняя лечебная физкультура, гимнастика, направленная на создание полноценного мышечного каркаса. Расправление и репозицию позвонков при этом не производят. Полученная деформация постепенно корригируется за счет компенсаторного искривления смежных участков позвоночника. Корсет при этом также не накладывается. Для осевой нагрузки применяют продольное вытяжение за подмышечные впадины на наклонном щите. Под физиологические лордозы подкладывают валики, чтобы обеспечить максимальное расслабление позвоночника. Валики необходимо подобрать такого размера и высоты, чтобы восполнить имеющийся лордоз, но ни в коем случае не усилить разгибание позвоночника. С первых же дней больной должен заниматься лечебной физкультурой. Комплекс лечебной гимнастики должен состоять из четырех периодов по возрастающей трудности. В основу комплекса входят разгибательные направленные упражнения, которые способствуют укреплению мышечного корсета спины. Срок постельного режима не должен превышать двух месяцев. Сидячее положение больной должен принимать спустя три месяца после перелома. Реабилитация проходит в течение года после перелома. Метод постепенной репозиции. Показаниями для этого являются те же, что и при одномоментной репозиции. Кроме того, постепенная репозиция может применяться и при крайних степенях нестабильности перелома. Например, при полном повреждении суставных отростках с обеих сторон, при переломо-вывихах позвонков без замыкания суставных отростков и т. д. Принцип метода заключается в том, что репозицию осуществляют постепенно с увеличением разгибания позвоночного столба в течение 1–2 недель, с последующим наложением экстензионного корсета. Репозицию производят на постели с щитом подкладыванием широких валиков под поясничную область. Спустя 2–3 дня высоту валика увеличивают и доводят до 10–12 см к 7-10-му дню.
Постепенная репозиция осуществляется с помощью специальных конструкций, которые могут обеспечить постепенное разгибание позвоночника. Одновременно с постепенной репозицией необходимо проводить занятия лечебной физкультурой, гимнастикой, массажем, а также физиотерапевтические мероприятия. На 14-20-й день накладывают экстензионный корсет в положении больного лежа на спине. Последующие лечение точно такое же, как и после одномоментной репозиции. Оперативная аллопластическая задняя фиксация позвоночника. Она показана при неосложненных флексионных переломах тел позвонков.
Принцип метода заключается в том, что после репозиции перелома проводят фиксацию остистых отростков, дужек или поперечных отростков поврежденного сегмента позвоночника. Из-за этого нагрузка переносится на задний неповрежденный отдел позвоночника и поврежденное тело позвонка разгружается на весь период зарастания перелома. При этом методе не применяется внешняя иммобилизация позвоночника. Вправление сломанного позвонка осуществляется в предоперационный период методом одномоментной или постепенной репозиции позвонка. Стабильные переломы позвонков без повреждения спинного мозга и стенки спинномозгового канала можно фиксировать металлической стяжкой Цивьяна и Рамиха контрактором Вейфлога или проводить аллопластическую фиксацию без повреждения мышечного каркаса спины по методу Юмашева-Силина. При операции этими методами фиксации задействованы остистые отростки позвонков, лежащие выше и ниже поврежденного сегмента.
Операцию проводят под рентгенологическим контролем. При нестабильных переломах тел позвонков с нарушением целостности передней стенки спинномозгового канала производят фиксацию металлическими пластинами. Особенности этой операции в том, что фиксации подлежат по два смежных позвонка выше и ниже поврежденного участка. В период реабилитации необходимо большое внимание уделять лечебной физкультуре, гимнастике и массажу. Все мероприятия должны быть направлены на постепенное укрепление мышечного корсета спины. Срок постельного режима зависит от степени тяжести перелома позвоночника и объема повреждения мышц спины во время операции. Так, например, при операции по методу Юмашева-Силина больных поднимают на ноги спустя 4–6 дней, после фиксации по методу Циявина и Рамиха – через 14–16 дней, а после фиксации пластинами, при которой происходит еще большее повреждение мышц спины, срок постельного режима увеличивается до 3 недель. Вопрос о восстановлении трудоспособности решается спустя 2–3 месяца. Однако прогноз для таких больных благоприятный только в том случае, если пациент в течение года после операции не будет нагружать себя физически. Металлические фиксаторы подлежат удалению не раньше, чем спустя год после операции.
При взрывных переломах, когда студенистое ядро диска внедряется между фрагментами сломанного позвонка и мешает срастанию перелома, показано оперативное удаление обломков позвонка и замещение тела костным трансплантатом.
Лечение переломов среднегрудных и верхнегрудных позвонков
Среднегрудные и верхнегрудные позвонки плотно фиксированы грудной клеткой, поэтому переломы в этом отделе позвоночника практически никогда не приводят к компрессии и вывихам позвонков. По той же причине добиться значительных результатов в расправлении сломанных позвонков практически не удается. Переломы верхних и средних грудных позвонков лечат функциональным методом по Древингу и Гориневской. При переломе позвонков до пятого грудного вытяжение проводится не за подмышечные впадины, а за голову петлей Глиссона.
Лечение переломов и вывихов шейных позвонков
Одномоментная ручная репозиция переломов и особенно вывихов таит в себе большую угрозу повреждения спинного мозга, поэтому проводится только опытными специалистами. Самый распространенный метод репозиции шейных позвонков является вытяжение петлей Глиссона, а при повреждении трех верхних позвонков – скелетное вытяжение за теменные бугры или скуловые дуги на наклонном щите.
Сущность метода заключается в подвешивании груза от 6–7 кг при переломе до 15 кг и более при вывихе или поднимании головного конца кровати на 50–60 см. При флексионном переломе с образованием угла, открытого кпереди, под спину до основания шеи необходимо подложить валик. Тяга направлена вверх и кзади по отношению к пострадавшему. При экстензионном переломе с образованием угла деформации, открытого кзади, валик подкладывают под голову и тяга направлена вверх и кпереди; после репозиции груз уменьшают до 3–4 кг. Если вытяжение достигалось за счет массы тела, то головной конец кровати необходимо опустить до высоты 25–30 см.
Дальнейшее ведение больного может идти по двум путям.
1. Через 5–7 дней после репозиции вытяжение заменяют корсетом с ошейником в фиксированном положении шейного отдела. Сроки иммобилизации корсетом с ошейником около 3 месяцев. Этот корсет должен опираться своей нижней частью на надплечья, грудину, верхний отдел позвоночника, а своей верхней частью поддерживать голову, упираясь в затылочную область и подбородок.
2. При стабильном переломе также может быть и функциональный метод ведения больного. При этом срок постельного режима колеблется от полутора до двух месяцев. Обязательно должны проводиться физиотерапевтические мероприятия, лечебная гимнастика, а также массаж. Если консервативное лечение вывиха к желаемым результатам не привело или предварительная попытка закрытого вправления не предпринималась, при наличии неврологических показаний или возможности осложнения, необходимо проводить оперативное лечение (диск-эктомия и передний спондилолидез или удаление выступающего кзади фрагмента тела позвонка, с заменой тела позвонка). Задняя оперативная фиксация шейного отдела позвоночника большого распространения не получила.
Лечение переломов позвонков, осложненных повреждением содержимого спинномозгового канала
Наиболее тяжелыми и прогностически неблагоприятными повреждениями позвоночника являются переломы позвонков, осложненные повреждениями спинного мозга. При любом повреждении позвоночного столба могут возникнуть различные повреждения спинного мозга – от ушибов и ссадин до полного перерыва коркового и мозгового вещества спинного мозга. В тех случаях, когда существует подозрение на сдавление спинного мозга, обязательно должна проводиться его декомпрессия. Если сдавление спинного мозга обусловлено смещением позвонка, обязательно должна проводиться репозиция перелома, которая может проводиться вытяжением, а если перелом располагается в шейном отделе, то производится закрытая ручная репозиция. Однако этот метод таит в себе большую опасность дальнейшего повреждения спинного мозга, поэтому многие врачи считают более целесообразным методом вправления шейного позвонка открытое вправление.
Универсальным мероприятием при длительно текущем сдавлении спинного мозга является декомпрессионная ламинэктомия. Суть этой операции заключаются в удалении дужек сломанного позвонка по одной у соседних позвонков сверху и снизу. В ходе операции длинные мышцы спины отсекаются по обе стороны от остистых отростков и дужек. Остистые отростки и дужка удаляются специальными кусачками. Доходят до поврежденных корешков, которые сшивают с использованием микрохирургической техники. Затем ушивают твердую мозговую оболочку, мышцы, фасцию и кожу. Если же во время ламинэктомии не обнаруживается полного перерыва спинного мозга, то операция может быть закончена задней фиксацией металлическими пластинами или костным трансплантатом. Такая фиксация обеспечивает практически полную стабилизацию в зоне повреждения позвоночника. При нестабильном повреждении в шейном отделе к ламинэктомии может быть добавлен и передний спондилодез. В случаях компрессии спинного мозга в шейном отделе спереди вместо ламинэктомии целесообразнее проводить транскорпоральную (через тело позвонка) декомпрессию спинного мозга и костнопластическую замену тела позвонка. Но если заблаговременно до операции имеется абсолютная уверенность в полном перерыве спинного мозга в шейном отделе, то декомпрессивные операции и какие-либо манипуляции не имеют никакого смысла.
Лечение
Лечение больных с осложненными переломами позвонков, как после операции, так и не оперируемых, направлено на профилактику пролежней, уросепсиса (инфицирования патогенной флорой мочевыделительной системы), восходящей мочевой инфекции, легочных осложнений, а также восстановление утраченных функций позвоночника и подготовку к протезированию. Для профилактики пролежней используют кровати со специальными конструкциями, сложные системы вытяжения, различные круги под выступающие части тела, многократные перевороты в постели, протирание и массаж. С целью предотвращения восходящей мочевой инфекции показано раннее наложение надлобкового свища (при неспособности больного самостоятельно мочиться), медикаментозное лечение, а также промывание мочевого пузыря растворами антисептиков. С целью профилактики легочных осложнений проводится дыхательная гимнастика. При отсутствии спонтанного дыхания используют трахеотомию и вспомогательное или управляемое дыхание. Восстановление утраченных функций позвоночника проводится комплексно: ортопедическое лечение, физиопроцедуры, а также медикаментозное лечение.

Клиника таких переломов позвоночника при разных видах повреждающего фактора нечеткая. Сначала преобладает боль в спине на уровне перелома; пальпация на этом уровне весьма болезненна. Затем могут возникать и корешковые.
Лечение
Больного необходимо поместить на горизонтальную постель со щитом. Разгибательное положение, а также вытяжение не используют, так как кости позвоночника очень хрупкие. Больному не разрешают сидеть, вставать, а также сгибать позвоночник вперед. Такому больному показана седативная терапия, гормоны (эстрогены, андрогены, метандростенолон) и лечебная гимнастика с умеренной нагрузкой. Продолжительность постельного режима около 1,5 месяца. В дальнейшем, если общее состояние больного позволяет, то показано ношение спинодержателя или облегченного полужесткого или мягкого ортопедического корсета сроком около 3 месяцев. При стойких болях в спине показано длительное ношение мягкого корсета.

Диагностика
При повреждении поперечных отростков обычно резко выражен болевой синдром. Боль усиливается при попытке поднять прямые ноги из положения лежа на спине. При таком переломе возможен положительный симптом «прилипшей пятки» – неспособность оторвать пятку от опоры при прямой ноге. Любые движения весьма ограничены из-за резких болей в спине. При диагностике с помощью пальпации паравертебральная область очень болезненна на уровне повреждения позвонка. Активные наклоны в больную сторону и пассивные в здоровую вызывают усиление болей. Рентгенологическая диагностика в передне-задней проекции обычно позволяет снять все возможные сомнения. Линия перелома неровная и проходит в косом, поперечном или горизонтальном (очень редко) направлении.
Лечение
После обезболивания перелома раствором новокаина больного необходимо уложить на жесткую постель (со щитом). Для расслабления поясничных мышц больному необходимо придать позу «лягушки» – бедра разведены, пятки сомкнуты, под колени подложен валик. В период восстановления необходимо проводить занятия лечебной физкультурой, гимнастику, физиотерапию, массаж. Срок постельного режима – приблизительно 2–3 недели. Трудоспособность восстанавливается через 4–6 недель.

При переломе остистых отростков позвонков больной чаще всего жалуется на локальную боль в области сломанного отростка, усиливающуюся при сгибании и разгибании позвоночника. Над поврежденным остистым отростком определяется припухлость, которая очень болезненна. Иногда с помощью пальпации можно определить изменение расстояния между остистыми отростками, подвижность, а также смещение неповрежденного отростка в сторону от средней линии. На рентгенограмме в боковой проекции можно легко увидеть четкую линию перелома.
Лечение
В место перелома остистого отростка необходимо ввести раствор новокаина. При продолжающихся болях анестезию необходимо повторять каждые 2–3 дня. Постельный режим больному необходимо соблюдать в течение 2–3 недель. Трудоспособность восстанавливается приблизительно через 3–5 месяцев.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:40 PM | Сообщение # 35
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
Проявления
При повреждениях межостистых и надостистых связок в поздние сроки после повреждения клиническая картина сходна с рядом других патологических состояний, например с остеохондрозом позвоночника. Поэтому для установления правильного диагноза необходимо применить специальные методы исследования. Одним из таких методов является купирование болей анестезией связок – это один из самых простых способов подтверждения диагноза. В межостистый промежуток вводят раствор новокаина. Если причиной болей действительно является повреждение связок, то боль временно проходит и безболезненным становится даже разгибание позвоночника, это так называемая положительная проба с анестезией. Однако при повреждении связок в сочетании с дегенеративными изменениями в межпозвоковных дисках такая проба может быть отрицательна, так как болевой синдром при этом определяется не только повреждением связок, но и повреждением дисков. В этом случае может показаться, что связки позвоночника в порядке. Таким образом, если положительная проба с анестезией межостистого промежутка свидетельствует о травме межостистых связок, то отрицательная проба еще не исключает ее. В сомнительных случаях показано проводить лигаментографию (рентгеноконтрастное исследование связок). При этом с обеих сторон от связок вводят водный раствор рентгеноконтрастного вещества. Если в связках имеются какие-либо дефекты, то контрастное вещество заполняет их, на передне-задних рентгенограммах на фоне зон просветления (связок) можно увидеть тени контраста.
Лечение
В ранние сроки после травматизации связки проводят консервативное функциональное лечение. При поступлении в стационар необходимо провести анестезию поврежденных связок. В дальнейшем анестезию проводят повторно с интервалом в 3–4 дня. Больного надо уложить на жесткую постель со щитом в положении на спину. Затем приводят занятия лечебной гимнастикой. После второй недели больному разрешается поворачиваться на живот. Именно с этого времени пациенту показан массаж спины. Общий срок постельного режима составляет приблизительно 3–6 недель. Однако чтобы добиться лучших результатов, необходимо использовать корсет. Принцип такого лечения состоит в том, чтобы максимально сблизить и иммобилизировать разорванные связки на весь период заживления. После анестезии межостистых промежутков в положении разгибания позвоночника накладывают экстензионный корсет. Так достигается максимальное сближение остистых отростков и, соответственно, прикрепляющихся к ним межостистых и надостистых связок. Срок ношения корсета определяет врач, он составляет приблизительно 4–6 недель. Больным в корсете показана физиотерапия, гимнастика и лечебная физкультура. В поздние сроки после травм консервативное лечение малоэффективно. Если в течение года не происходит самостоятельного заживления связок или консервативное лечение видимых результатов не дало, то в таком случае необходимо проводить хирургическое лечение – пластику межостистых связок по Юмашеву-Силину-Дмитриеву. Суть операции в том, что вместо связки за остистые отростки вводят шнур, который укрепляет опорно-двигательный аппарат. После операции больному показан постельный режим в течение двух недель на жесткой кровати. Повороты больного в постели не ограничиваются. С первых же дней после операции необходимо проводить лечебную гимнастику и физиотерапию. После подъема больного на ноги внешнюю иммобилизацию позвоночника не используют. Больного необходимо ограничить наклонами вперед на срок 10 недель. Трудоспособность к пациенту возвращается примерно через 12 недель.

Сегментарная нестабильность
Если в случае компрессионного перелома происходит уменьшение высоты тела позвонка более чем на 55 %, значительно возрастает риск образования сегментарной нестабильности. Функциональной двигательной единицей позвоночного столба является позвоночно-двигательный сегмент, который состоит из двух рядом стоящих позвонков и связывающих их диски связок, мышц и фасеточных суставов. Представляя позвоночник, можно провести аналогию с велосипедной цепью, которая состоит из соединенных друг с другом звеньев. Соответственно, позвоночный столб состоит из последовательно соединенных друг с другом позвоночно-двигательных сегментов. Позвоночно-двигательный сегмент нормально функционирует только при нормальной работе образующих сегмент структур. При повреждении образований, формирующих позвоночный сегмент, может происходить «разбалтывание» сегмента с вырабатыванием сверхмобильности. Это состояние носит название нестабильности и является ключевым моментом в возникновении хронического болевого синдрома, быстрых дегенеративных модификаций в поврежденном сегменте, а также повреждения нервных структур.

Выделяют также «взрывные» переломы тел позвонков (характеризуются смещением внутрь частей поврежденного межпозвонкового диска между фрагментами сломанного тела позвонка), проникающие переломы тел позвонков (характеризуются повреждением замыкательной пластинки тела позвонка и попаданием фрагментов тела позвонка в полость межпозвонкового диска). Все закрытые повреждения позвоночника могут быть нестабильными и стабильными. Стабильность осуществляется за счет целостности дисков, связочных и костных структур позвоночника.
Повреждения на шейном уровне чаще являются нестабильными, если имеется смещение рядом лежащих замыкательных пластин тел свыше чем на 5 мм или присутствует угол между нижними замыкательными пластинами двух рядом лежащих позвонков, превышающий 11° (такая классификация, однако, недопустима для двух первых шейных позвонков, там действуют иные законы стабильности). Для определения нестабильных или стабильных травм в грудном и поясничном отделах на сегодняшний день пользуются теорией «трехопорной структуры позвоночника», которая была предложена американским ортопедом Ф. Денисом в 1981 г. Согласно ей, позвоночный столб подразделяется на три опорные структуры – переднюю, среднюю и заднюю. К передней относятся передняя часть фиброзных колец дисков, передняя продольная связка, передняя половина тел позвонков вместе с дисками; к средней опорной структуре относятся задняя часть фиброзных колец, задняя продольная связка и задняя половина тел позвонков с дисками. К задней опорной структуре – межостистые, надостистые и желтые связки, дуги позвонков и капсулы суставов. Нестабильными считаются такие повреждения, при которых травмируются как минимум две опорные структуры, а именно средняя и задняя. Выделяют абсолютную нестабильность (образуется при вывихах позвонков и при переломах тел позвонков с травмой двух суставных отростков) и относительную нестабильность (при травме тела и одного суставного отростка позвонка).
При нестабильной травме из-за нарушения целостности опорных комплексов может происходить смещение позвонков по отношению друг к другу, что сопровождается риском сдавления спинного мозга и его магистральных сосудов. Поэтому диагностика нестабильности позвоночника чрезвычайно важна.
При нестабильных повреждениях позвоночника возникает необходимость надежной внешней иммобилизации травмированного отдела позвоночника для предупреждения дальнейшей деформации позвоночного канала.
Травма шейного, верхне– и среднегрудного отделов позвоночника практически всегда сочетается с травмой спинного мозга; повреждения же позвонков в грудо-поясничном и поясничном отделах приводят к неврологическим нарушениям лишь в 35–75 % случаев. Из закрытых травм спинного мозга можно выделить: ушиб, сотрясение и сдавление спинного мозга.
Сотрясение спинного мозга характеризуется легкими проводниковыми и обратимыми сегментарными нарушениями, которые самостоятельно или после лечения полностью исчезают в течение первых 6–8 суток.
Ушиб спинного мозга характеризуется образованием как обратимых, так и необратимых изменений. Клинически ушиб проявляется синдромами полного или частичного нарушения спинномозговой проводимости.
Степень необратимости нарушений определяется по мере устранения явлений спинального шока.
Можно выделить несколько степеней ушиба спинного мозга.
Ушиб спинного мозга легкой степени характеризуется синдромом неполного нарушения проводимости, при этом функциональное восстановление почти полное и происходит в течение 1 месяца.
Ушиб средней степени характеризуется синдромом частичного или полного нарушения проводимости с частичным восстановлением функций в течение 3 месяцев.
Ушиб тяжелой степени характеризуется незначительным улучшением функций или сохранением синдрома полного нарушения спинальной проводимости.
Компрессия спинного мозга, вызываемая обычно фрагментами связок и дисков, костными отломками позвонков, отеком, оболочечной или внутримозговой гематомой, приводит к возникновению в спинном мозге очагов некроза и клинически проявляется синдромами полного либо частичного нарушения проводимости. Если при ушибе и сотрясении спинного мозга проводится консервативное лечение, то при сдавлении спинного мозга остро возникают показания к устранению сдавления хирургическими или консервативными методами.
Открытые повреждения (огнестрельные и неогнестрельные) по признаку неповрежденности твердой мозговой оболочки подразделяют на проникающие (повреждение твердой мозговой оболочки) и непроникающие (твердая мозговая оболочка цела). Поскольку твердая мозговая оболочка служит преградой, препятствующей проникновению инфекции в подоболочечное пространство, проникающие повреждения сопровождаются большим риском развития инфекционных осложнений со стороны ЦНС. Проникающие повреждения диагностируют либо по наличию ликвора, либо при выполнении хирургического вмешательства, когда налицо повреждение твердой мозговой оболочки. Клинически открытые повреждения могут сопровождаться синдромом полного или частичного нарушения проводимости спинного мозга.

Дифференциальная диагностика полного и частичного повреждения спинного мозга в остром периоде травмы часто затруднительна. Неполное нарушение функций всегда говорит о частичном травмировании спинного мозга. Тогда как полное нарушение проводимости в острой стадии может сопровождать как полный перерыв спинного мозга, так и частичное его повреждение; при этом окончательное заключение о степени травмирования можно дать лишь в более поздние сроки, по мере устранения явлений спинального шока. Поэтому в остром периоде спинномозговой травмы целесообразнее говорить о синдроме полного либо частичного нарушения проводимости спинного мозга.
Синдром неполного нарушения проводимости характеризуется нарушениями проводниковых функций в виде паралича или пареза мышц, чувствительными и тазовыми расстройствами, на фоне которых имеются признаки, которые свидетельствуют о частичном сохранении проводимости спинного мозга (наличие каких-либо движений и/или чувствительности ниже уровня травмы).
При синдроме нарушения проводимости в полном объеме этих признаков не наблюдается. Самым точным признаком полного поражения спинного мозга считают отсутствие двигательных и чувствительных функций в сакральных сегментах, в других случаях нарушение проводимости является частичным.
Американская ассоциация спинальной травмы предложила шкалу степени нарушения проводимости спинного мозга.
1. Типу «А» (полное нарушение проводимости) соответствует отсутствие двигательных и чувствительных функций в сегментах S4-S5.
2. Типу «В» (неполное нарушение) соответствует присутствие ниже уровня поражения (включая сегменты S4-S5) чувствительности при отсутствии моторной функции.
3. Типу «С» (неполное нарушение) соответствует наличие ниже уровня травмирования движений при силе большинства основных мышц менее 3 баллов.
4. Типу «Д» (неполное нарушение) – наличие ниже уровня поражения движений при силе большинства основных мышц 3 балла и более.
5. Типу «Е» (норма) – полная сохранность сенсорных и моторных функций.
Определение степени нарушения проводимости является очень важным в прогностическом плане. Чем больше сохранность двигательных функций изначально, тем обычно полнее и быстрее проходит восстановление. Так, например, если через один месяц после повреждения сила мышц составляет 0 баллов, то через год достижения силы в 3 балла можно увидеть лишь в 25 % случаев; если через месяц мышечная сила составила 1–2 балла, то через год она обычно увеличивается до 3 баллов; у больных с полной тетраплегией, сохраняющейся к концу первого месяца после повреждения, редко можно ожидать существенного улучшения функций нижних конечностей.

Продолжительность и глубина спинального шока зависят от тяжести травмы. Одним из первых признаков окончания спинномозгового шока являются восстановление бульбока-вернозного рефлекса и смыкания ануса.
Спинальный шок сохраняется или даже усугубляется, если не ликвидированы компрессия спинного мозга и нестабильность позвоночника. Поддерживают спинномозговой шок и воспалительные осложнения со стороны легких, мочевыводящих путей, а также гемодинамические расстройства. В этих случаях шок может продолжаться месяцами или даже годами, поддерживая и усугубляя образовавшиеся пролежни, мешая выработке спинального автоматизма функции тазовых органов.
Отсутствие или наличие спинального шока никак не влияет на вопросы противопоказаний или показаний к оперативному лечению позвоночно-спинномозговой травмы.
Уровень спинномозговой травмы (кранио-спинальный, шейное утолщение, грудная часть, поясничное утолщение, корешки и конус конского хвоста) характеризует распространенность клинических проявлений и, соответственно, способность больного к передвижению и самообслуживанию, прогноз восстановления его нормальной жизнедеятельности. Необходимо помнить, что травма позвоночника может сопровождаться повреждением спинного мозга не только в точке приложения травмирующей силы, но и в других отделах спинного мозга вследствие расстройств кровообращения и лимфообращения, развития травматического миелита. Поэтому важно определить неврологическое место поражения, под которым подразумевают наиболее каудальный (нижний) участок спинного мозга, который еще отвечает за нормальную чувствительную и двигательную иннервацию обеих сторон тела. Повреждение спинного мозга на уровне шейного отдела позвоночника характеризуется преобладанием тяжелых видов повреждения (сдавление, ушиб, гематомиелия) и высокой летальностью (30–75 %). Повреждение на уровне С1-С4 сегментов спинного мозга (кранио-спинальный переход) провоцирует так называемую «высокую» тетраплегию, проявляющуюся не только двигательными нарушениями в нижних и верхних конечностях, тазовыми и чувствительными расстройствами, но и нарушением дыхания вследствие денервации диафрагмы, абдоминальных и межреберных мышц. Выжившие больные с такой травмой выше уровня С4 лишены малейшей возможности самообслуживания и нуждаются в искусственной вентиляции. Неврологический уровень повреждения шейного утолщения спинного мозга, соответствующий уровню сегмента С5, характеризуется возможностью сгибания верхних конечностей в локтевом суставе; уровень сегмента С6 – способностью сгибания в локтевом суставе и радиального разгибания руки в кистевом суставе; уровень С7 – возможностью разгибания и сгибания руки в локтевом суставе, сгибания и разгибания кисти в кистевом суставе, а также разгибания пальцев; уровень сегмента С8 – дополнительно к вышеуказанному, отвечает за сохранность сгибания пальцев.
Повреждения грудного отдела спинного мозга характеризуются парезом или параличом нижних конечностей (в период спинального шока – вялым, после – спастическим), нарушением чувствительности ниже уровня травмирования по проводниковому типу, проводниковыми тазовыми расстройствами.
Травма верхнегрудного отдела спинного мозга ведет к дисфункции дыхательных мышц грудной клетки, что сопровождается резким ухудшением дыхания.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:41 PM | Сообщение # 36
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
Травма на уровне Th3-Th5 сегментов может сопровождаться нарушением работы сердца, поскольку эти сегменты осуществляют его иннервацию. Повреждения на средне– и верхнегрудном уровнях сопровождаются параличом спинальных мышц, на уровне Тh10–12сегментов – параличом брюшных мышц.
При уровне повреждения ниже Тh12 дыхательная функция обычно не затронута. Возобновление двигательных функций в нижних конечностях при клинике полного поражения спинного мозга выше уровня сегмента Тh9 маловероятно. Чем ниже уровень поражения, тем более высокая вероятность восстановления функции мышц нижних конечностей, в особенности в разгибателях голени и сгибателях бедра. При неврологическом уровне травмы, соответствующем Тh1 сегменту и ниже, сохраняется функция верхних конечностей, что обеспечивает больному возможность передвижения в велоколяске и самообслуживания. При уровне поражения Тh12 и ниже большая вероятность того, что больной научится заново вставать на ноги и передвигаться без помощи велоколяски.
Травмы поясничного утолщения спинного мозга вызывают вялый паралич всех или только дистальных отделов ног, а также выпадение чувствительности ниже уровня травмы, нарушения функций тазовых органов. Изолированное повреждение конуса спинного мозга (сегменты S2-S5) характеризуется нарушением чувствительности в аногенитальной области и дисфункцией тазовых органов по периферическому типу. У этих больных процент восстановления ходьбы наибольший. К признакам, благоприятным в отношении восстановления ходьбы, относят возможность сгибания ног в тазобедренных суставах, сохранность мышечных функций таза, сохранность функции мышц разгибателей бедра, хотя бы на одной стороне, а также наличие чувствительности в голеностопных и тазобедренных суставах; при этом слабость разгибателей и приводящих мышц бедер может быть скомпенсирована с помощью костылей, а слабость мышц, осуществляющих активные движения в голеностопном суставе, – с помощью фиксирующих аппаратов для данного сустава.
Таким образом, правильное определение степени и уровня повреждения спинного мозга является весьма важным. Для этого необходимо очень тщательное исследование чувствительности и двигательных функций больного. Цель обследования выявить наиболее низкий уровень, на котором двигательные и чувствительные функции еще сохранены с обеих сторон. Сила мышц оценивается по 5-балльной системе: от 5 баллов, соответствующих норме до 0 баллов, соответствующих параличу.
Мышцы исследуются в направлении от ростральных к каудальным отделам. Оценка двигательной функции осуществляется путем суммирования результатов тестирования 10 основных мышечных групп с обеих сторон, общая оценка чувствительности – путем суммирования полученных результатов тактильной и болевой чувствительности с обеих сторон. Стандартное тестирование, проводимое несколько раз (в динамике заболевания), помогает прослеживать процесс восстановления нарушенных функций, а также имеет важное прогностическое значение. Так, если оценка двигательной функции ног (по пять ключевые мышечных групп слева и справа) к концу 1-го месяца после повреждения превышает 15 баллов, то к окончанию 1-го года можно предположить восстановление ходьбы, хотя бы с помощью вспомогательных устройств.
Восстановление двигательных функций у больных с тетраплегией более вероятно при сохранении в сакральных сегментах болевой и тактильной чувствительности. Если в конце месяца у больного с тетраплегией сила мышц сгибателей предплечья была равна 0, то ожидать восстановления силы мышц разгибателей кисти практически не приходится. Если же к этому времени сила мышц сгибателей предплечья достигает 1–3 баллов, то можно предположить восстановление мышечной силы, осуществляющей разгибание в кистевом суставе, до 3 баллов.
Если мышечная сила разгибающих верхнюю конечность в локтевом суставе к концу 1-го месяца приблизилась к 1–2 баллам, то через год она обычно становится выше 3 баллов.

Острый период – первые 2–3 суток; характеризуется некротическими нарушениями в спинном мозге, как из-за непосредственного повреждения и отека спинного мозга, так и в результате расстройства лимфо– и кровообращения. Клинически это может проявляться синдромом спинального шока; картина полного нарушения проводимости в этот период отмечается как при частичном, так и при полном повреждении спинного мозга. В тех случаях, когда образовавшийся сразу после травмы синдром полного нарушения проводимости спинного мозга стабильно сохраняется и в течение первых 2 суток не наступает хотя бы минимальный спад чувствительных и двигательных расстройств, рассчитывать на восстановление потерянных функций не приходится.
Ранняя стадия продолжается последующие 2–3 недели. Она характеризуется морфологически очищением очагов первичного травматического некроза, признаками деструктивных изменений в нервных пучках и нервных волокнах, первыми признаками восстановительных процессов. Клинически ранний период проявляется синдромом частичного или полного нарушения проводимости спинного мозга. К концу ранней стадии обратимые нарушения в спинном мозге обычно исчезают.
Промежуточный период – продолжается до 3–4 месяцев. Морфологически наблюдаются организация патологического процесса, начальное формирование соединительнотканного рубца и кист, признаки восстановления нервных волокон.
Клинически в начале этого периода полностью пропадают явления спинального шока и обратимые изменения, проявляется истинный характер повреждения спинного мозга.
Поздний период – начинается после 3–4 месяцев и продолжается достаточно долгое время.
Морфологически характеризуется последней фазой рубцевания и формирования кист, продолжающимися репаративными и деструктивными процессами в нервной ткани. В случаях полного перерыва спинного мозга развивается автоматизация его отделов, расположенных ниже от уровня повреждения. В случаях неполного перерыва спинного мозга отмечается медленное восстановление функций. Необходимо помнить, что регенерации проводниковых и клеточных систем спинного мозга не происходит; лишь корешки конского хвоста иногда способны к восстановлению. Регенерация функций происходит за счет оставшихся клеток и волокон после ликвидации отека и циркуляторных расстройств, устранения парабиотического состояния нервных клеток. Восстановление функции тазовых органов возможно за счет выработки автоматизма их деятельности из-за растормаживания сегментов спинного мозга, расположенных ниже уровня поражения, а также благодаря механизмам компенсации (проведение импульсов от вышележащих отделов через пограничный симпатический ствол). Что касается двигательных функций, то к концу первых 6 месяцев темп их восстановления значительно замедляется.
В некоторых случаях (развитие соединительнотканного рубца в месте поражения, приводящее к компрессии спинного мозга, либо развивающаяся деформация позвоночного столба) может наступить ухудшение функций. Помимо сохраняющегося сдавления спинного мозга или развития спаечного процесса, к усугублению имевшейся неврологической патологии или к образованию новых симптомов может приводить и прогрессирующая миелопатия. Морфологически в основе прогрессирующей миелопатии могут лежать миеломаляция (очаги некроза, глиоза), атрофия спинного мозга (диффузная или локальная), кистозная дегенерация (макро– и микрокисты). Клинически прогрессирующая травматическая болезнь может проявляться: синдромами миелопатии (спастическая параплегия, сиринго-миелитический синдром, нарушения спинального кровообращения, синдром бокового амиотрофического склероза); спинальным арахноидитом, характеризующимся полирадикулярным болевым синдромом, ухудшением имевшихся проводниковых расстройств; дистрофическим процессом в виде деформирующего спондилеза со стойким болевым синдромом, остеохондроза.

В острой и ранней стадии гнойно-воспалительные осложнения в основном связаны с инфицированием мочевыводящей и дыхательной систем, а также с пролежнями, которые протекают по типу гнойного воспаления. При открытой спинномозговой травме возможно также развитие таких тяжелых осложнений, как гнойный менингомиелит, гнойный эпидурит, остеомиелит костей позвоночника, абсцесс спинного мозга.
К поздним инфекционно-воспалительным осложнениям относят хронический арахноидит и эпидурит. Сосудистые и нейротрофические нарушения возникают в связи с нарушением иннервации тканей и органов. В мягких тканях у больных со спинномозговой травмой очень быстро образуются пролежни и тяжело заживающие трофические язвы. Язвы и пролежни являются входными воротами инфекции и причинами септических осложнений, приводя в 25–30 % случаев к смерти.
Для анатомического перерыва спинного мозга свойственно образование так называемых твердых отеков ног. Характерны нарушения метаболизма (гиперкальциемия, гипергликемия, гипопротеинемия), анемия, остеопороз.
Нарушения вегетативной иннервации внутренних органов способствуют развитию гнойно-некротических язвенных колитов, гастритов, энтероколитов, острых желудочно-кишечных кровотечений, дисфункции печени, поджелудочной железы, почек. Наблюдается увеличение камнеобразования в желчных и в мочевыводящих путях.
Нарушение симпатической иннервации сердца (при травмах грудного и шейного отделов спинного мозга) проявляется аритмией, брадикардией, гипотензией. Может возникнуть либо усугубиться ишемическая болезнь сердца, причем больные могут не ощущать боли в результате нарушения ноцептивной афферентной импульсации от сердца.
Со стороны легких более чем у 60 % больных в раннем периоде возникает пневмония, которая служит одной из наиболее частых причин гибели больных.
Другим тяжелым осложнением, приводящим зачастую к летальному исходу, является тромбоз глубоких вен. Наиболее высок риск развития тромбоза глубоких вен в первые 2 недели после повреждения. Следствием тромбоза глубоких вен может быть эмболия легочной артерии, которая бывает в среднем у 5 % больных и является главной причиной смерти при спинномозговой травме. При этом по причине травмы спинного мозга могут отсутствовать привычные клинические симптомы эмболии (диспноэ, боль в груди, кровохарканье); первыми симптомами могут быть нарушения сердечного ритма.
Вегетативная дизрефлексия представляет собой сильную симпатическую реакцию, образующуюся в ответ на болевые или иные раздражители у больных с поражениями спинного мозга на уровне выше Тh6 (т. е. выше отхождения ветвей поясничного отдела симпатического ствола). У пострадавших с тетраплегией этот синдром наблюдается обычно спустя 2 и более месяцев после травмы. Причиной является болевая либо проприоцептивная импульсация из-за растяжения мочевого пузыря катетеризацией, ректального или гинекологического обследования, и других воздействий. В норме болевые и проприоцептивные импульсы следуют к коре мозга по задним столбам спинного мозга. Считают, что при поражении этих путей импульс циркулирует на спинальном уровне, инициируя возбуждение симпатических нейронов; причем нисходящие супраспинальные тормозные сигналы, в норме создающую вегетативную реакцию, из-за повреждения спинного мозга не оказывают достаточного тормозного воздействия. В итоге развивается спазм сосудов внутренних органов и периферических сосудов, что способствует резкому подъему артериального давления. Некомпенсированная гипертензия может привести к потере сознания, к развитию инсульта, а также острой сердечной недостаточности.
К достаточно частому осложнению спинномозговой травмы относится гетеротопическая оссификация, образующаяся обычно в первые 6 месяцев после травмы, по различным данным, у 15–50 % больных. Эктопические оссификаты развиваются только в областях, расположенных ниже неврологического уровня травмы. Обычно поражаются области крупных суставов конечностей (коленные, плечевые, тазобедренные, локтевые). Нарушения функции тазовых органов клинически проявляются расстройствами дефекации и мочеиспускания.
В стадии спинального шока наблюдается острая задержка мочи, которая связана с глубоким поражением рефлекторной активности спинного мозга. По мере выхода из шока степень нейрогенной дисфункции мочевого пузыря зависит от уровня травмы спинного мозга.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:45 PM | Сообщение # 37
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
При поражении надсегментарных отделов (мочевой пузырь иннервируется из парасимпатического и соматического сегментов S2-S4) формируется нарушение мочеиспускания по проводниковому типу. Вначале отмечается задержка мочеиспускания, связанная с повышением тонуса наружного сфинктера мочевого пузыря. Может отмечаться парадоксальная ишурия – при переполненном мочевом пузыре моча выделяется капельно в результате пассивного растяжения шейки мочевого пузыря и его сфинктеров.
По мере развития автоматизма отделов спинного мозга, находящихся ниже уровня травмы (спустя 2–3 недели после поражения, а иногда и в более поздние сроки), формируется «рефлекторный» мочевой пузырь: начинает функционировать спинальный центр мочеиспускания, располагающийся в конусе спинного мозга, и мочеиспускание происходит рефлекторно, по типу автоматизма, из-за наполнения мочевого пузыря и раздражения рецепторов его стенок, при этом не происходит произвольной (корковой) регуляции акта мочеиспускания. Отмечается недержание мочи. Моча выделяется внезапно, маленькими порциями. Может наблюдаться парадоксальное прерывание мочеиспускания из-за непроизвольно преходящего торможения мочевого потока в течение рефлекторного опорожнения. При этом императивный позыв на опустошение мочевого пузыря говорит о неполном нарушении проводимости спинного мозга (сохранность восходящих проводящих путей от пузыря к коре больших полушарий), тогда как спонтанное опорожнение мочевого пузыря без какого-либо позыва указывает на полное нарушение проводимости спинного мозга.
На неполное поражение проводящих путей указывает также само ощущение процесса мочеиспускания и ощущение облегчения после него (сохранность путей болевой, температурной и проприоцептивной чувствительности от уретры к коре головного мозга). При надсегментарном поражении положителен тест «холодной воды»: через несколько секунд после заполнения через уретру в мочевой пузырь 50 мл холодной воды жидкость, а иногда и катетер, под давлением выталкиваются наружу. Увеличен также тонус наружного ректального сфинктера. Со временем в стенках мочевого пузыря могут происходить рубцовые и дистрофические изменения, приводящие к гибели детрузора и развитию вторично-сморщенного мочевого пузыря (так называемый «органический арефлекторный мочевой пузырь»). При этом отмечается отсутствие пузырного рефлекса, формируется истинное недержание мочи.
При поражении спинного мозга с непосредственным травмой спинальных центров мочеиспускания (крестцовых сегментов S2-S4) развивается угасание рефлекса опорожнения мочевого пузыря в ответ на его переполнение. Формируется гипорефлекторная форма мочевого пузыря, характеризующаяся невысоким внутрипузырным давлением, уменьшением силы детрузора и сильно заторможенным рефлексом мочеиспускания. Сохранность эластичности шейки мочевого пузыря способствует перерастяжению мочевого пузыря и большому объему остаточной мочи. Свойственно напряженное мочеиспускание (больной для опорожнения мочевого пузыря сильно тужится или совершает ручное выдавливание). Если больной прекращает напрягаться, опорожнение прерывается (пассивное прерывистое мочеиспускание). Тест «холодной воды» отрицателен (рефлекторный ответ в виде изгнания введенной в мочевой пузырь жидкости не отмечается в течение 60 сек). Анальный сфинктер расслаблен. Иногда пузырь опорожняется автоматически, но не из-за спинальной рефлекторной дуги, а за счет сохраненных функций интрамуральных ганглиев.
Необходимо помнить, что чувство растяжения мочевого пузыря присутствует даже при полном повреждении спинного мозга в пояснично-крестцовом отделе за счет симпатической иннервации, которая иррадиирует до верхних грудных сегментов (симпатическая иннервация мочевого пузыря осуществляется из сегментов Тh11-L2).
По мере формирования в мочевом пузыре дистрофических изменений и потери шейкой пузыря эластичности развивается органический арефлекторный мочевой пузырь и истинное недержание с постоянным выделением мочи по мере ее поступления в пузырь.
Для определения степени и формы нарушения функции мочевого пузыря после исчезновения спинального шока с целью выбора методов лечения требуется использование целого комплекса урологических исследований.
Нейроурологическая характеристика состояния мочевого пузыря и почек должна включать полные сведения об акте мочеиспускания, о взаимоотношении тонуса сфинктера и детрузора, морфологических модификациях в стенке мочевого пузыря, а также данные о мочевыделительной и мочеобразовательной функциях почек. С этой целью в первую очередь подсчитывают количество мочи, выделяемой однократно при сохранившемся мочеиспускании, а также емкость мочевого пузыря и количество остаточной мочи. После проводят урологическое обследование – цистометрию, сфинктерометрию, цистоскопию, цистоуретрографию, измерение скорости потока мочи. Эти методы помогают оценить количество остаточной мочи и объем мочевого пузыря, силу пузырного рефлекса, тонус мочевого пузыря, собственную силу детрузора.
Необходим также бактериологический и лабораторный анализ мочи и биохимические анализы крови (мочевина, остаточный азот). По показаниям проводят изотопную ренографию и ультразвуковое исследование почек.
Для выполнения цисто– и сфинктерометрии существуют специальные приборы. Можно использовать и более простые приспособления, с их помощью возможно определение рефлекторной сократительной способности, тонической активности замыкательного аппарата и мочевого пузыря.
Цистометрия или цистоманометрия может быть определена посредством измерения высоты давления водным манометром при различных степенях фракционного заполнения мочевого пузыря теплым (36 °C) раствором фурацилина в концентрации 1: 5000.
Сфинктерометрия основана на измерении давления, необходимого для преодоления запирательных механизмов ретроградно вводимым в уретру воздухом или жидкостью.

Для предупреждения вторичных смещений в позвоночнике транспортировка пострадавших с травмой позвоночника и спинного мозга должна осуществляться только на жестких носилках или на щитах, в положении пострадавшего на спине, при этом для иммобилизации травмированного отдела позвоночника используются специальные шины. При выполнении диагностических исследований, при перекладывании больного перемещение пациента должно осуществляться исключительно осторожно, с исключением разгибания, сгибания, поворотов и боковых смещений позвоночника. К перемещению больного должно быть привлечено не менее 4 человек.
Интенсивная терапия в остром периоде спинномозговой травмы направлена на сохранение функции жизненно важных органов. Так, например, поддержание артериального давления на уровне нормальных показателей. Снижение давления приводит к ухудшению нарушений спинального кровообращения в области повреждения. И только на этом фоне осуществляется лечение отека спинного мозга: назначаются диуретики (мочегонные средства), такие как фуросемид, снижающие образование цереброспинальной жидкости (диакарб), балансирующие электролитный обмен (верошпирон).
В последние годы доказано особое значение больших доз метилпреднизолона в остром периоде спинномозговой травмы. Такая тактика лечения способствует более полному восстановлению утерянных двигательных функций. Действие метилпреднизолона заключается в том, что он подавляет перекисное окисление липидов, провоцируемое свободными радикалами; поддерживает кровоснабжение ткани спинного мозга и аэробный энергетический обмен; увеличивает возбудимость нейронов и проведение импульсов. Использование метилпреднизолона в высоких дозах у больных со спинномозговой травмой в остром периоде в первые 8 ч после нее признано достижением медицины.
Применяются также реологически активные вещества, поддерживающие гематокрит на уровне 33–35 % (ноотропы). В первые 3–5 ч после травмы может быть эффективно локальное понижение температуры спинного мозга, которое проводится во время операции.
При развитии острой дыхательной недостаточности (восходящий отек спинного мозга либо паралич дыхательной мускулатуры) необходима вспомогательная вентиляция легких или искусственная вентиляция газовой смесью в режимах умеренной гипервентиляции. При присоединении пневмонии вентиляцию осуществляют с положительным давлением в конце акта выдоха. При отсутствии сильных повреждений спинного мозга, а также нарушений гемодинамики и сознания искусственная вентиляция легких проводится через специальную трубку, предпочтителен носолегочный метод интубации. В других случаях, а особенно при необходимости продолжительной искусственной вентиляции у больных с тяжелым повреждением шейного отдела спинного мозга, накладывается трахеостома. Необходимо помнить, что интубация больных с травмой шейных позвонков через естественные отверстия противопоказана, так как возможно вторично сместить позвонки.
При определении показаний к трахеотомии вместе со степенью острой дыхательной недостаточности учитывают клинические особенности спинальной травмы. При высокой тетраплегии применяют электростимуляцию диафрагмы. Используют также поддержание сердечной деятельности (антагонисты кальция, сердечные гликозиды, вазоактивные средства, оксигено-терапия), коррекцию метаболических изменений и поддержание электролитного баланса.
Больным с повреждением спинного мозга в обязательном порядке с первых же дней назначают антибактериальную терапию, применяя сразу антибиотики широкого спектра действия или выбирая их с учетом чувствительности антифлоры. Осуществляется 4-разовое периодическое опустошение мочевого пузыря с промыванием его дважды в день раствором антисептиков (фурацилина).
При позвоночно-спинномозговой травме производится первичная хирургическая обработка раны, при наличии ликвора – ламинэктомия с пластическим закрытием раны твердой мозговой оболочки.
Показанием к оперативному вмешательству также является компрессия спинного мозга и его магистральных сосудов или реальная угроза такой компрессии (абсолютная нестабильность позвоночника). Все операции при спинномозговой травме разделяют на три типа: стабилизирующие, декомпрессивные, декомпрессивно-стабилизирующие. Декомпрессивные операции проводят по следующим показаниям: выраженное повреждение позвоночного канала компрессирующими структурами; полный или частичный блок ликворных путей; развивающиеся дисфункции спинного мозга; развитие вторичной острой дыхательной недостаточности из-за восходящего отека поврежденного шейного отдела спинного мозга; ангиографические и клинические признаки сдавления магистрального сосуда спинного мозга. Не устраненное в первые 5 ч с момента травмы сдавление спинного мозга вызывает в нем изменения, которые необратимы в 80 % случаев. Поэтому декомпрессия спинного мозга должна выполняться в максимально короткие сроки после повреждения (в первые 4–6 ч), до наступления в спинном мозге необратимых постишемических видоизменений.
К возможным противопоказаниям к декомпрессии относятся: сопутствующие повреждения внутренних органов, травматический шок, ранние септические осложнения спинномозговой травмы, а также острая дыхательная недостаточность. Эти противопоказания должны быть устранены как можно быстрее, иногда допускается выполнение противошоковых мероприятий, восстановление целостности внутренних органов и прочих операций вместе с декомпрессией мозга.
Иногда декомпрессия спинного мозга выполняется бескровно (одномоментное закрытое либо путем вытяжения вправление вывихов шейных позвонков, репозиция сломанных позвонков в области грудинно-поясничного перехода). Декомпрессия обязательно заканчивается стабилизацией позвоночника. Выделяют внешнюю стабилизацию (шины, корсеты, вытяжение) и внутреннюю (хирургические методы).
Ранняя стадия. В ранней стадии спинномозговой травмы врачами-реабилитологами решаются следующие задачи: предупреждение и лечение контрактур, пролежней, болей, атрофии мышц и прочих осложнений позвоночно-спинномозговой травмы; лечение нарушений функции тазовых органов; создание максимально хороших условий для течения восстановительных процессов в спинном мозге.
Уход за больным
В первую очередь внимание уделяется обеспечению правильного ухода за больным, что позволяет предотвратить развитие контрактур и пролежней. Профилактика пролежней заключается в гигиеническом содержании постели, щадящем умеренном переворачивании, контроле за состоянием кожи и протирании кожных покровов салициловым или камфорным спиртом, подкладывании под крестец, пятки и другие костные выступы резиновых или поролоновых кругов, использовании специальных противопролежневых матрасов и матрасов из пористой резины. При травмах поясничного и грудного отделов позвоночника рациональней положение пациента «на животе», шейного больного – «на спине». В профилактике пролежней в зависимости от стадии процесса используют стимулирующие регенерацию препараты, различные мазевые повязки, ультрафиолетовое облучение, УВЧ, аутодермопластику.
Профилактика контрактур заключается в правильной укладке конечностей (рук, ног), в том числе с помощью специальных протезов и лонгет, в проведении лечебной гимнастики и массажа.
Профилактика тромбоза глубоких вен осуществляется за счет бинтования ног эластичными бинтами и назначения гепарина в маленьких дозах, при развившемся тромбозе глубоких вен назначают гепарин внутривенно в соответствующих дозировках под контролем, с постепенным переходом на варфарин, постоянно ориентируясь на протромбиновый индекс.
Стимуляция регенеративных процессов в спинном мозге. С этой целью применяют физиотерапию, медикаментозную терапию, иглорефлексотерапию, а также лечебную гимнастику. Из медикаментозных средств используют препараты, улучшающие капиллярный кровоток и снабжение спинного мозга кислородом и питательными веществами, нормализующие обмен веществ, повышающие реактивность, стимулирующие проводимость, снижающие активность гиалуронидазы и смягчающие развитие глиозной ткани. К таким препаратам относятся:
1) ноотропы (ноотропил 20 %-ный раствор по 5-10 мл ежедневно в/м или в/в, 25–30 инъекций на курс, или по 1,2 г дважды в день внутрь в течение месяца);
2) витамины (пиридоксин, тиамин, аскорбиновая кислота в общепринятых дозировках, цианокобаламин);
3) анаболические гормоны (ретаболил 5 % по 1 мл внутримышечно 2–4 инъекции в месяц);
4) вазо– и реологически активные препараты (кавинтон по 10 мг в сутки в/в капельно, 10–15 вливаний, с последующим переходом на прием внутрь по 5 мг трижды в день в течение месяца; актовегин, реополиглюкин, агапурин и др.);
5) иммуноактивные препараты (внутримышечно один раз в день в течение месяца, левамизол 150 мг внутрь через день, тималин 10 мг);
6) биогенные стимуляторы и ферменты (лидаза 64 ед. в/в в 1 мл 0,5 % раствора новокаина 1 раз в сутки в течение месяца, экстракт алоэ по 1 мл подкожно один раз в день, румалон по 1 мл в/м 1 раз в сутки);
7) миорелаксанты (при спастических параличах);
8) по показаниям – транквилизирующие и седативные препараты.
Физиотерапия предполагает использование одной или нескольких (комплексно) методик курсами до 15–20 процедур на курс, при условии того, что есть возможность проводить процедуры в палате.
Методики:
1) электрическое поле УВЧ поперечно на очаг поражения в слаботепловой или нетепловой дозе, в импульсном или непрерывном режиме при малой выходной мощности;
2) УВЧ-индуктотермия на очаг поражения в олиготермической дозе;
3) электрофорез лидазы поочередно с иод-электрофорезом по поперечной методике; продольная гальванизация с накладыванием электродов ниже и выше очага поражения спинного мозга.

Лечебную физкультуру назначают индивидуально каждому. В раннем периоде ее начинают с дыхательных упражнений и тренировок для дистальных отделов рук и ног. Затем добавляют те движения, в которых участвуют мышцы, примыкающие к позвоночнику, при сохранении неподвижности самого позвоночника.
При травме шейного отдела позвоночника занятия осуществляют вначале в исходном положении лежа на спине, по окончании раннего периода – сидя и даже стоя. Выполняют упражнения для дистальных отделов конечностей и дыхательные упражнения (динамические и статические). Соотношение между упражнениями для конечностей и дыхательными упражнениями составляет в первые дни 1: 2, а затем 3: 1, 4: 1. Специалисты советуют также движения нижней челюстью. Все упражнения выполняют в медленном темпе с паузами для отдыха.
Реабилитация больных с позвоночно-спинномозговой травмой в промежуточной поздней стадии
В промежуточной стадии, после полного исчезновения проявлений спинального шока, вырабатывается истинная картина двигательных расстройств. Усилия врачей-реабилитологов направлены на восстановление двигательных функций (улучшение основной функции позвоночного столба и стимулирование еще идущих в этот период регенеративных процессов в спинном мозге, уменьшение высокого мышечного тонуса при спастических параличах или стимуляция мышц при вялых параличах), на устранение часто формирующегося в этот период болевого синдрома, на предотвращение гетеротопической оссификации и вегетативной дисрегуляции, на дальнейшее восстановление функции тазовых органов, на социальную реадаптацию пострадавшего.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:45 PM | Сообщение # 38
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
Восстановление двигательных функций
Для стимуляции восстановительных процессов в спинном мозге применяют физиотерапию и медикаментозные средства, характер которых не отличается существенно от используемых в ранней стадии. В восстановлении функций позвоночника (в первую очередь опорной) решающую роль играет лечебная гимнастика. К основным задачам такой терапии в этот период относятся: укрепление мышц спины и живота, улучшение кровообращения в зоне травмированного позвоночно-двигательного сегмента, тазового и плечевого пояса, формирование мышечного корсета и правильной осанки, подготовка к дальнейшему увеличению двигательного режима.
Вначале лечебная гимнастика проводится в палате, в виде индивидуальной пассивной и активной гимнастики. В комплекс лечебной гимнастики включаются упражнения, в которых участвует помимо конечностей и сам позвоночник.
Лечебные мероприятия при спастических и вялых параличах
Спастичность в парализованных мышцах (при поражении верхнего мотонейрона) чаще всего развивается постепенно, в течение первых трех месяцев после повреждения. Вначале мышечный тонус больше в мышцах-сгибателях конечностей, однако затем спастичность начинает преобладать в разгибателях. Лечебные мероприятия, направленные на уменьшение мышечного тонуса, назначают тогда, когда спастичность приводит к нарушению походки, самообслуживания, вызывает дискомфорт, боль или нарушение сна, способствует развитию контрактур и пролежней. Мероприятия по уменьшению мышечного тонуса заключаются в предотвращений резких проприоцептивных и болевых раздражений конечностей, которые оказывают содействие увеличению спастичности, в осуществление постоянных упражнений на растяжение мышц, приеме миорелаксантов, в выполнении феноловых, спирто-новокаиновых блокад или локальном введении ботулотоксина. При вялых параличах назначаются ноотропные препараты, стимулирующие мышцы физиотерапевтические процедуры, особое внимание уделяется электростимуляции мышц.
При травме на уровне С58 сегментов спинного мозга вялый паралич развивается в мышцах рук, при поражении на уровне L1-S1 – в мышцах ног. С помощью многоканальной электростимуляции осуществляется тренировка шаговых движений для ног и хватательных для рук. Процедуры электростимуляции применяют также для укрепления мышц живота и спины (обеспечение устойчивости вертикальной позы).
В позднем периоде (более чем через 1 год после повреждения) при стабильно необратимых двигательных нарушениях (отсутствие улучшения на протяжении 6 месяцев) иногда прибегают к ортопедическим вмешательствам, направленным на повышение степени самообслуживания и улучшение функции конечности.

Развитие опухоли определяется как реакция организма на действие различных физических, химических, биологических факторов. К физическим канцерогенным (опухолеродным) агентам относят различные виды ионизирующего излучения (рентгеновские, γ-лучи, протоны, нейтроны, электроны, радиоактивные изотопы) и ультрафиолетовое излучение. Разные радиоизотопы имеют неодинаковое взаимодействие с разными тканями. Так, радиоактивные стронций, кальций, барий больше всего накапливаются в костях, где и вызывают развитие опухоли.
Химические канцерогены – это обширная группа различных органических и неорганических соединений. К ним относят и некоторые лекарственные препараты (фенобарбитал, циклофосфамид, имуран и др.).
К биологическим канцерогенам относят опухолеродные вирусы. Так, доказана причинная роль вируса Эпштейна-Барра в развитии саркомы Беркитта; в настоящее время считается, что вирус простого герпеса вызывает рак шейки матки. Имеются наблюдения, показывающие связь онкологических и лимфопролиферативных заболеваний с опоясывающим герпесом. Тяжелые формы опоясывающего герпеса – тенденция к некрозу, двигательные и чувствительные расстройства, генерализация инфекционного процесса – могут предшествовать быстрому прогрессированию опухоли. Можно привести в пример сообщение о вторичной опухоли позвоночника с глубоким парезом нижних конечностей, развившейся из ретикулосаркомы Оберлинга, когда в ходе операций частицы вируса простого герпеса были обнаружены разными методами в спинномозговой жидкости, мышцах, материале опухоли.
Таким образом, разнообразие опухолеродных факторов предполагает наличие разных реакций клетки и ее компонентов на их действие. Тем не менее, можно выделить отдельные моменты сходства во взаимодействии клетки и ткани организма на воздействие канцерогенных агентов. Так, в результате их влияния на ткань не происходит физиологической реакции восстановления структуры и функций, нарушенного обмена этой ткани, а возникает избыточная реакция, заключающаяся в непрерывном делении клеток и отсутствии их специализации. Общим для воздействия всех видов канцерогенов является место воздействия – генетический аппарат клетки, изменения в котором коренным образом меняют течение биологических процессов, превращающих нормальную клетку в опухолевую.
Изучение механизмов этого превращения имеет давнюю историю. Большинством патологов в настоящее время принята теория онкогенов, основные положения которой были сформулированы в 70-х гг. ХХ в. Хюбнером и Тодаро. Суть ее заключается в том, что в наследственном аппарате каждой клетки имеются нормальные гены, контролирующие рост, размножение и дифференцирование (специализацию) клеток – протоонкогены. В результате их мутации либо стойкого изменения активности протоонкогены превращаются в клеточные онкогены, и запускается цепь реакций, в результате которых из нормальной клетки возникает опухолевая.
Выделяют несколько факторов, способствующих развитию новообразований. Наследственная предрасположенность – в большинстве случаев передается склонность к образованию определенного вида опухоли, а также в определенном органе. В возникновении разных опухолей генетическая предрасположенность играет разную роль. Существуют опухоли, в развитии которых наследственные влияния не доказаны, для других они – основные.
Подавление иммунитета – следующий фактор; в норме иммунная система распознает опухолевые клетки благодаря тому, что в их структуре имеются антигены, которых нет у нормально функционирующих клеток. В результате происходит разрушение атипичных клеток или сдерживание их размножения.
Основную роль в этом процессе играют лимфоциты и макрофаги. У большинства больных онкологическими заболеваниями имеется ослабление различных звеньев иммунитета, особенно клеточного. Об этом свидетельствует увеличение частоты злокачественных новообразований у лиц, получающих терапию иммунодепрессантами, у людей с врожденными и приобретенными иммунодефицитными состояниями. При нарушениях гормонального баланса, хронических воспалительных и вялотекущих пролиферативных процессах создается благоприятный фон для действия канцерогенных факторов. Пожилой возраст также является предрасполагающим фактором кацерогенеза. С возрастом повышается вероятность «накопить» необходимое количество мутаций. По мере старения организма снижается активность ферментов, «ремонтирующих» поврежденные молекулы ДНК, факторов, ее стабилизирующих; ослабляется барьерная функция мембран, защищающих клетку от внедрения чужеродного наследственного, например, вирусного материала. Кроме того, вредные привычки, профессиональные и бытовые условия также являются предрасполагающими факторами.
Наибольший риск формирования опухолей проявляется при совпадении наследственной предрасположенности и влиянии факторов внешней среды. В то же время, даже при наличии генетических предпосылок, но без влияния предрасполагающих факторов, опухоль не развивается. Однако новообразование может появиться и без наследственного предрасположения, но при условии максимального влияния неблагоприятных внутренних и внешних факторов.
Люди, которые страдают таким хроническим воспалительным заболеванием костей, как болезнь Педжета, имеют более высокий риск заболеть остеогенной саркомой в зрелом или старческом возрасте, однако эта болезнь встречается достаточно редко.
К опухолям спинного мозга, с точки зрения патологической анатомии, следует отнести новообразования, исходящие из самого вещества спинного мозга. С клинической точки зрения сюда относят также первичные и метастатические опухоли, исходящие из мягких тканей позвоночника и локализующиеся в пространстве между оболочками мозга.
Опухоли спинного мозга наблюдаются в основном у людей в возрасте 20–60 лет. Они встречаются в 6 раз реже, чем опухоли головного мозга. Опухоли спинного мозга подразделяют на интрамедуллярные (возникают в веществе спинного мозга) и экстрамедуллярные (исходят из корешков, сосудов, оболочек спинного мозга, жировой клетчатки, расположенной над твердой мозговой оболочкой). Среди экстрамедуллярных опухолей различают субдуральные (образуются под твердой мозговой оболочкой) и эпидуральные (образуются над ней). Первичные субдуральные опухоли встречаются в 65 % случаев, экстрадуральные – в 15 %, интрамедуллярные – в 20 %. В 4–8% случаев опухоль имеет форму песочных часов – часть ее располагается в позвоночном канале, а часть – вне его.
В целом около половины всех опухолей спинного мозга располагаются в грудном его отделе, четверть – в поясничном и четверть – в шейном.
Среди экстрамедуллярных опухолей наиболее часто выявляются менингиома, исходящая из мозговых оболочек или их сосудов (более чем в половине случаев), и невринома – развивается из клеток преимущественно задних корешков спинного мозга. Очень редко встречаются гемангиомы (сосудистые опухоли, которые состоят из наполненных кровью пещеристых полостей; наиболее часто гемангиома встречается на коже у детей с периода новорожденности) и липомы (опухоли жировой ткани). Эти опухоли растут в поперечном направлении. Они чаще располагаются в грудном отделе спинного мозга и в области конского хвоста, представляющего собой удлиненные корешки спинного мозга в пояснично-крестцовом отделе позвоночника. Конский хвост является результатом более медленного роста спинного мозга в сравнении с позвоночным каналом у плода и ребенка, когда корешки как бы не успевают расти за позвоночником и вытягиваются.
Интрамедуллярные опухоли – это, в основном, глиомы (развиваются из вспомогательной ткани). Эти новообразования характеризуются инфильтративным ростом (способны врастать и разрушать окружающие здоровые ткани) и чаще всего располагаются в области шейного и поясничного утолщений спинного мозга. В процессе своего роста распространяются продольно.
Метастатические, или вторичные, опухоли являются результатом отрыва и переноса отдельных клеток или их групп от основной опухоли в области, отдаленные от своего первичного расположения. Метастазирование происходит по лимфатическим путям и кровеносным сосудам. Среди вторичных опухолей спинного мозга чаще всего встречаются метастазы рака легких, молочной, щитовидной и предстательной желез. Также в позвоночный канал могут прорастать новообразования из прилежащих отделов грудной и брюшной полостей.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:46 PM | Сообщение # 39
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
Внешне мозг на уровне экстрамедуллярной опухоли сдавлен, истончен; на уровне интрамедуллярной – утолщен, как бы раздут. В том и другом случае он деформирован; отмечается исчезновение нервных клеток в сером веществе и дегенерация нервных волокон в белом.
Особенности клинических проявлений зависят от уровня расположения опухоли, экстра– или интрамедуллярного расположения и ее характера. У большинства больных с экстрамедуллярными опухолями в развитии заболевания можно выделить 3 стадии. Первая, наиболее ранняя, стадия – невралгическая. Главные ее проявления – корешковые боли и парестезии – возникают в результате раздражения опухолью заднего, чувствительного, корешка спинного мозга. Парестезии – это неприятные ощущения онемения, ползания мурашек, покалывания, похолодания, стягивания, которые возникают без нанесения раздражения. В начале заболевания те и другие возникают периодически и становятся постоянными и более интенсивными при его прогрессировании. Корешковые боли чаще длительные, локализованы строго в определенной области, которая получает иннервацию из соответствующего корешка, что позволяет отличать их от сходных болей другого происхождения. При экстрамедуллярных опухолях вначале боли имеют односторонний характер, а затем, по мере натяжения корешка и на противоположной стороне, становятся двусторонними. Они усиливаются в результате физических нагрузок, при кашле, чиханье, а также в ночное время, при длительном лежании в горизонтальном положении. Стоя или сидя, наоборот, стихают. Поэтому их называют корешковыми болями положения. Для корешковых болей опухолевой природы характерно усиление их при наклоне головы вперед (проба Пуссепа) и в большей степени (особенно) при сжатии шейных вен пальцами рук (проба Квеккенштедта). Это происходит из-за искусственного подъема давления в спинномозговом канале и сдавления нервных окончаний. Сами пробы носят название ликвородинамических. При локализации опухоли в шейном и пояснично-крестцовом утолщениях и корешках конского хвоста боли распространяются соответственно вдоль верхних и нижних конечностей. При опухолях грудного отдела спинного мозга характер болей становится опоясывающим, сжимающим, что иногда приводит к диагностическим ошибкам, когда причины этих болей связывают с заболеваниями внутренних органов. Нередко корешковые боли сопровождаются тугоподвижностью позвоночника в результате рефлекторного спазма мышц спины. Кроме самопроизвольно возникающих болей, отмечается болезненность при надавливании на остистые отростки позвонков и околопозвоночные болевые точки на уровне опухоли. Еще большую диагностическую ценность для экстрамедуллярных опухолей имеет появление или усиление болей при постукивании по остистому отростку в месте локализации опухоли и появление парестезий книзу от уровня ее расположения – симптом остистого отростка, или симптом Раздольского.
При тщательном неврологическом обследовании в областях, которые иннервируются корешками, исходящими из пораженного сегмента спинного мозга, можно выявить симптоматику спастического пареза в виде незначительного повышения сухожильных рефлексов, клонуса стоп (несколько сокращений в ответ на нанесение одного раздражения), редко – патологических стопных рефлексов. Само понятие «спастический парез» означает снижение мышечной силы и уменьшение объема движений при повышенном мышечном тонусе.
Состояние сухожильных рефлексов определяют при нанесении ударов специальным неврологическим молоточком по сухожилию определенной мышцы. Коленный рефлекс определяют в положении сидя, со свешенными с кровати ногами, или на стуле – со слегка разогнутыми в коленных суставах ногами. Молоточком ударяют по сухожилию четырехглавой мышцы бедра, находящемуся под коленной чашечкой. В результате соответствующая голень немного подается вперед, что у больных со спастическим параличом выражено значительно сильнее, чем у здоровых людей. Ахиллов рефлекс обычно вызывают в положении на коленях, ударяя по ахиллову сухожилию (расположено над пяткой по задней поверхности ноги на средней линии). Также проверяют рефлексы с двуглавой и трехглавой мышц рук, а также надкостничные рефлексы с надкостницы лучевой кости. Рефлексы с верхних конечностей повышены, если опухоль поразила спинной мозг на уровне шейного утолщения или выше его.
К патологическим стопным рефлексам относится рефлекс Бабинского. Он вызывается штриховым раздражением наружного края подошвы стопы, в результате чего происходит медленное разгибание большого пальца к тылу стопы и веерообразное расхождение или подошвенное сгибание остальных пальцев. В норме этот рефлекс наблюдается только у детей первых двух лет жизни. У здоровых взрослых же такое раздражение приводит к сгибанию пальцев стопы, демонстрируя подошвенный (кожный) рефлекс. Рефлекс Оппенгейма проявляется при сильном скольжении пальцем по гребню большеберцовой кости на передней поверхности голени, которое в норме вызывает подошвенное сгибание пальцев стопы, а при данной патологии – медленное разгибание большого пальца. При отрывистом легком ударе пальцами по пальцам стопы со стороны подошвы происходит сгибание этих пальцев – рефлекс Россолимо. Проверяются и другие патологические стопные рефлексы. В каждом конкретном случае проявление всех рефлексов необязательно; могут вызываться только некоторые из них.
Выявляется также снижение чувствительности или даже ее исчезновение в области иннервации сдавленным корешком. Здесь же возможно появление парестезий. В целом же в начальных стадиях поражения экстрамедуллярной опухолью нарушения чувствительности и двигательных функций начинаются с пальцев рук и ног (в зависимости от уровня расположения опухоли), затем поднимаются вверх. Это связано со строением спинного мозга: ближе к центру, прилегая к серому веществу, располагаются проводники к верхним отделам тела – верхним конечностям, верхней части туловища, снаружи – чувствительные и двигательные волокна, идущие к нижним отделам – нижним конечностям и нижней части туловища. Такое расположение проводящих путей называют законом эксцентрического расположения длинных путей. Таким образом, при сдавлении извне спинного мозга нарушается в первую очередь чувствительность и движения в нижних отделах ног и рук, затем нарушение распространяется выше.
По мере роста экстрамедуллярного новообразования стадия невралгии сменяется второй – стадией половинного поражения спинного мозга. В этот период выявляется синдром Броуна-Секара: на стороне поражения и ниже его выявляются спастический паралич (полное отсутствие возможности движения при повышенном тонусе мускулатуры) и выпадение тактильной и проприоцептивной, или глубокой чувствительности, а на противоположной стороне – поверхностной (болевой и температурной) чувствительности. Глубокая чувствительность идет от мышц, суставов, связок и костей и разделяется на мышечно-суставную, вибрационную чувствительность и чувство веса и давления. Чаще всего броунсекаровский синдром встречается при локализации опухолей на переднебоковых, боковых и заднебоковых поверхностях спинного мозга. Классический синдром возможно выявить нечасто, так как при развитии опухоли поражается не строго одна сторона спинного мозга, а обе, но в разной степени. Поэтому чаще всего описанные нарушения имеются с обеих сторон, но с преимущественным снижением, а впоследствии выпадением глубокой чувствительности и парезом (слабость мышц), а затем – параличом на стороне опухоли, а на противоположной стороне – снижением, с течением времени – исчезновением поверхностной чувствительности. Если опухоль находится на передней или задней поверхности спинного мозга, броунсекаровская стадия выражена неполно или отсутствует.
Прогрессируя, вторая стадия сменяется третьей – стадией полного поперечного поражения спинного мозга. В этот период в результате сдавления проводниковых путей спинного мозга с обеих сторон развиваются нарушения двигательной и чувствительной сфер, а также расстройства функций тазовых органов. Появляется слабость мышц, которая так же, как и потеря чувствительности, в процессе развития заболевания поднимается снизу вверх. Тонус парализованных мышц чаще бывает повышен. При опухолях в пояснично-крестцовом отделе и в области конского хвоста он, напротив, снижен. Результатом полного сдавления поперечника спинного мозга является развитие спастической тетраплегии (паралич всех конечностей с повышенным тонусом мышц) при очаге выше или на уровне шейного утолщения или спастической нижней параплегии (паралич обеих нижних конечностей с повышенным тонусом мышц) при поражении мозга ниже этого уровня. Сухожильные рефлексы – коленный, ахиллов и другие – значительно повышаются. Клонусы стоп и коленных чашечек и патологические стопные рефлексы выявляются намного чаще, чем в первой стадии. Кожные рефлексы ниже уровня опухоли ослабевают или исчезают вообще. К ним относят брюшные – верхний, средний и нижний, кремастерный, или яичковый, анальный, подошвенный. Их вызывают резкими штриховыми раздражениями кожи.
При проверке брюшных рефлексов обычно они направляются от боковой поверхности к средней линии живота. Ответной реакцией является отрывистое сокращение мышц брюшного пресса. При раздражении кожи живота параллельно реберной дуге выявляется верхний брюшной рефлекс, на уровне пупка горизонтально – средний, а параллельно паховой складке – нижний. При этом рефлекторная дуга замыкается соответственно на уровне VII–VIII, IX–X и XI–XII грудных сегментов. Если стенка живота дряблая, кожа сморщена или сухая, то рефлексы выражены меньше. Яичковый рефлекс основан на сокращении мышцы, поднимающей яичко, при раздражении кожи внутренней поверхности бедра. Он замыкается на уровне I–II поясничного сегментов. Анальный рефлекс состоит в сокращении круговой мышцы, лежащей в основании заднепроходного отверстия, в ответ на укол кожи вокруг него. Ослабевает при поражении спинного мозга на уровне IV–V крестцовых сегментов. Выраженность подошвенного рефлекса свидетельствует о состоянии V поясничного, I крестцового сегментов.
Обращает на себя внимание появление защитных рефлексов: так, даже при незначительном касании кожи нательным бельем, простыней происходит непроизвольное сгибание конечностей. Чаще в нижних конечностях имеются разгибательные контрактуры (фиксированное разгибание), однако иногда они сменяются сгибательными.
По мере развития заболевания появляются нарушения функций мочевого пузыря и прямой кишки, выражающиеся в затруднении мочеиспускания и дефекации, расстройство половой функции.
При локализации опухоли выше поясничных сегментов спинного мозга вначале наблюдается задержка мочеиспускания. При этом мочевой пузырь растягивается и может разорваться, если его не катетеризировать. Позывов к мочеиспусканию, а также прохождения мочи по мочеиспускательному каналу и самого катетера больной не ощущает, влиять на акт мочеиспускания не может. В более поздние стадии возникает повышение рефлекторной возбудимости, задержку мочи сменяет ее недержание. Небольшие порции (менее 300–350 мл) мочи вызывают мочеиспускание – это автоматическое мочеиспускание. При более легких случаях возникают императивные позывы – больной ощущает необходимость опорожнить мочевой пузырь, но сделать это должен немедленно, иначе это происходит помимо его воли. При расположении опухоли в области крестцовых сегментов (эпиконус) и конского хвоста возникает состояние «децентрализованного» или «автономного мочевого пузыря», когда возникает стойкое расслабление как мышц мочевого пузыря, в том числе вытеснителя мочи, так и сфинктера мочевого пузыря (периферический парез и паралич). В этом случае возникает картина истинного недержания мочи – она не накапливается, а по мере поступления каплями выделяется. Если шейка мочевого пузыря, где расположен его сфинктер, сохраняет эластичность, возможно парадоксальное недержание мочи (парадоксальная ишурия): моча накапливается в мочевом пузыре, не вызывая позыва на мочеиспускание, а затем начинает непроизвольно выделяться каплями, т. к. вызывает перерастяжение эластичного сфинктера мочевого пузыря. В этом случае также необходимо катетеризировать мочевой пузырь. Эту манипуляцию необходимо производить в соответствии со всеми правилами асептики и антисептики, так как у таких больных инфекции мочевых путей (уретрит, цистит, пиелонефрит) развиваются быстрее, чем у соматически здоровых людей.
К расстройствам половой функции относится снижение либидо, при возможном сохранении эрекции у мужчин. Тазовые расстройства, как правило, тем более выражены, чем сильнее сдавление спинного мозга и чем ниже расположена опухоль.
Часто наблюдается разность температур кожи здоровой и парализованной частей тела. Иногда в парализованной области уменьшается потоотделение.
Для экстрамедуллярных опухолей характерна ранняя выраженная блокада субарахноидального пространства.
Интрамедуллярные опухоли имеют несколько отличий в своем течении. Стадия корешковых болей отсутствует. Возникающие боли симметричны, менее интенсивны, чем при экстрамедуллярных опухолях, имеют тупой, ноющий характер, не имеют четкой локализации, характерной для корешковых болей. Они возникают в результате раздражения чувствительных нервных клеток в задних рогах спинного мозга.
Расстройства чувствительности вначале имеют сегментарный диссоциированный характер – выпадает болевая и температурная чувствительность в участках тела, соответствующих тем сегментам, где расположена опухоль (результат поражения задних рогов спинного мозга, где расположены чувствительные нервные клетки). В процессе своего роста опухоль сдавливает боковые рога спинного мозга. В результате возникают двусторонние нарушения всех видов чувствительности на участках, расположенных ниже зон с сегментарными чувствительными расстройствами, – проводниковые расстройства. С течением времени они распространяются сверху вниз в соответствии с упомянутым законом эксцентрического расположения длинных путей. Синдром Броуна-Секара развивается редко. Двигательные расстройства, в отличие от таковых при экстрамедуллярных опухолях, заключаются в развитии двусторонних вялых парезов и параличей, распространенность которых больше, чем при экстрамедуллярных опухолях. Тонус их при этом снижен (гипотония). Сухожильные рефлексы также снижены. Выражены и распространены трофические расстройства, или дегенеративная мышечная атрофия (гибель мышечных волокон с последующим замещением их жировой и соединительной тканью), особенно при наиболее часто встречающемся расположении опухоли в шейном и пояснично-крестцовом отделах. В мышцах, задействованных в дегенеративных процессах, часто возникают фибриллярные и фасцикулярные подергивания – частые сокращения соответственно мышечных волокон или их пучков. Это происходит в результате раздражения опухолью еще не погибших нервных клеток. Часто вегетативные нарушения встречаются в виде диффузного потения – симптом «влажной рубашки». Признаки блокады подпаутинного пространства возникают позже, чем при экстрамедуллярных опухолях, и выражены менее резко. Ликвородинамические пробы не выражены.
Клинические проявления любого вида опухоли зависят от ее локализации. Опухоли верхнего уровня (I–IV шейные сегменты) характеризуются болями в шее, затылке, плечах, в области диафрагмы; напряжением мышц шеи, неправильным положением головы. Отмечается спастический парез, затем паралич всех конечностей (спастический тетрапарез, спастическая тетраплегия) с повышением или утратой сухожильных рефлексов, появлением патологических рефлексов; проводниковые расстройства чувствительности в виде ее снижения или утраты в областях, соответствующих иннервации измененными корешками. При поражении IV шейного сегмента возникает парез диафрагмы, что проявляется затруднением дыхания, одышкой, икотой, кашлем, чиханьем. В случае одностороннего поражения парез соответствующей половины выявляется рентгенографически.
При локализации опухоли на уровне шейного утолщения (с IV шейного по II грудной сегменты) выявляются вялые парезы и параличи рук и спастические – ног. В руках могут возникать расстройства чувствительности и боли по типу корешковых. Характерным проявлением поражения VIII шейного – I грудного сегментов является синдром Клода Бернара-Горнера, проявляющийся опущением век (птоз), сужением зрачка (миоз) и западением глазных яблок (энофтальм). На первый план при локализации опухоли на передней поверхности часто выступает спастический парез нижних конечностей.
Опухоли на уровне шейных сегментов долго протекают без расстройств функции тазовых органов. Расстройства мочеиспускания обычно проявляются императивными позывами или автоматическим опорожнением мочевого пузыря.
При опухолях грудных сегментов развиваются проводниковые расстройства чувствительности (в зонах иннервации от уровня новообразования и ниже), иногда корешковые – в соответствующих зонах иннервации; нижний спастический парапарез или параплегия (парез или паралич нижних конечностей с повышенным тонусом). Нарушаются функции тазовых органов. Характер корешковых болей при этой локализации, как уже отмечалось ранее, опоясывающий и таким образом имитирующий заболевания внутренних органов. Уточнить уровень поражения в этом случае позволяет интактность верхних конечностей и выпадение соответствующих брюшных рефлексов. Сухожильные и костные рефлексы нижних конечностей повышены. Возникают вегетативные нарушения над уровнем очага поражения.
По уровню проводникового нарушения чувствительности и выраженности кожных рефлексов можно установить, какие сегменты грудного отдела поражены. Так, все три брюшных кожных рефлекса выпадают при локализации патологического процесса на уровне VII–VIII грудных сегментов. Средний и нижний брюшные рефлексы выпадают, если опухоль находится на уровне IX–X, а только нижний – XI–XII грудных сегментов.
Опухоли верхних поясничных сегментов (I–IV) вызывают спастические парезы ног и мышечную атрофию в их верхних отделах (т. е. сочетание вялого и спастического парезов и параличей), а также корешковые боли в зоне, иннервируемой бедренным нервом (от середины бедра по передне-боковой поверхности до уровня ниже колена).
Для опухолей пояснично-крестцового отдела (IV поясничный – II крестцовый сегменты – эпиконус) характерны двусторонние корешковые боли в поясничной области, «седлообразная» (область промежности, половых органов, заднего прохода) гипестезия или анестезия, вялые парезы ягодичных мышц, мышц задней поверхности бедра (четырехглавая мышца на передней поверхности бедра не поражается), голени и стопы. Отсутствуют ахилловы рефлексы, в то же время коленные – в норме. Анальный рефлекс исчезает. Рано появляется недержание мочи и кала, возможны императивные позывы на мочеиспускание, а также быстро развиваются пролежни. Нет патологических рефлексов.
При опухолях мозгового конуса (III–V крестцовые сегменты) рано возникают выраженные расстройства мочеиспускания, дефекации и половой функции. Физиологические отправления нарушаются в виде парадоксального недержания мочи или задержки мочеиспускания и кала. В области промежности, в верхних отделах нижних конечностей обычно симметрично пропадает чувствительность в виде «штанов наездника».
Может возникнуть диссоциированное нарушение чувствительности (страдают болевая и температурная), что свойственно интрамедуллярным опухолям. Характерно быстрое формирование пролежней в пояснично-крестцовой области. Параличей ног нет, сохраняются сухожильные рефлексы. Анальный рефлекс исчезает.
При опухолях конского хвоста первый симптом, обращающий на себя внимание больного, – интенсивные корешковые боли, иррадиирующие в ягодицу, ногу, усиливающиеся большей частью лежа. Вначале боли односторонние, затем становятся двусторонними. Корешковые расстройства чувствительности обычно асимметричны, локализуются в области ягодиц, по задне-внутренней поверхности бедра. Имеются атрофические парезы и параличи, сопровождающиеся трофическими расстройствами (перерождение мышц, пролежни) в нижних отделах ног. Возникают резко выраженные нарушения мочеиспускания, выражающиеся в задержке мочи, которая затем может перейти в недержание из-за возникшего тяжелого цистита или механического растяжения сфинктера при длительной катетеризации. Отмечаются задержка стула, половые расстройства. При прорастании или сдавлении опухолью мозгового конуса и эпиконуса к описанным симптомам начинают присоединяться признаки поражения этих отделов. Опухоли конского хвоста, чаще невриномы, могут достигать больших размеров, долгое время не вызывая грубых спинальных нарушений, за счет относительно большого объема субарахноидального пространства и возможности к смещению на этом уровне.
Диагностика опухолей спинного мозга основана на симптоматике прогрессирующего поперечного поражения спинного мозга, блока подпаутинного пространства, изменений цереброспинальной жидкости. При этом анализируются жалобы, ход развития и течение заболевания, применяются специальное неврологическое обследование, различные инструментальные и лабораторные методы исследования. Необходимо определить не только наличие опухоли, но и ее локализацию, расположение интра– или экстрамедуллярно, выявить первичный или вторичный характер.
Как уже было сказано, опухоли спинного мозга чаще встречаются у людей среднего возраста. Из истории развития заболевания обычно выясняется, что больные не связывают симптомы с предшествующими травмами или инфекциями. Болезнь прогрессирует медленно, но неуклонно. Интрамедуллярные опухоли имеют более быстрое течение, чем экстрамедуллярные. Злокачественные опухоли развиваются быстрее доброкачественных.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:46 PM | Сообщение # 40
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
В установлении наличия и расположения опухоли кроме общего и специального неврологического обследования большую помощь оказывает рентгенологическое исследование позвоночника в двух проекциях – спондилография. Она является обязательной при подозрении на опухоль спинного мозга. При наличии новообразований спинного мозга в 50–70 % случаев меняются контуры костей позвоночника, прилежащих ребер. Степень изменений на спондилограммах прямо пропорциональна размеру опухоли. При экстрамедуллярных опухолях нарушения выражены сильнее, чем при интрамедуллярных. Сама опухоль на рентгеновских снимках почти никогда не видна, за исключением тех случаев, когда в ткань или капсулу ее откладываются соли кальция. Кроме того, когда опухоль прорастает за пределы позвоночного столба, на тень мягких тканей, окружающих его, накладывается круглая или овальная тень опухоли. Тогда она становится видимой более или менее отчетливо, особенно при локализации ее в грудной или поясничной областях.
Кроме установления костных изменений, характерных для спинальных опухолей, рентгенография позволяет исключить другие заболевания, которые могут привести к сдавлению спинного мозга. При метастазах в позвоночник изменения на рентгенограмме отстают от клинических проявлений, в том числе от корешковых болей, обнаруживаясь только на более поздних стадиях.
Тем не менее, при обзорной спондилографии малые опухоли не видны. Для обнаружения небольших по размерам опухолей, определения уровня, на котором произошел блок подпаутинного пространства, производят контрастную миелографию. Метод заключается во введении в подоболочечное пространство веществ, не пропускающих рентгеновские лучи, т. е. рентгеноконтрастных веществ, например миодила (майодила) или омнипака (он крайне редко вызывает аллергические реакции) и др. Чаще всего делают нисходящую миелографию: в положении сидя делают субокципитальный прокол (под затылочной костью), извлекают 1–1,5 мл ликвора и вводят столько же контрастного вещества. Положение больного при этом либо сидячее, если это позволяет его состояние, либо лежачее с приподнятым изголовьем. В силу того, что удельный вес контрастного вещества больше удельного веса спинномозговой жидкости, оно спускается вниз до крестца. Если на этом пути имеется блок, то контрастное вещество задерживается на его уровне. В случае экстрамедуллярной опухоли контрастное вещество по форме напоминает каску или шапку, при интрамедуллярной – две постепенно суживающиеся струи.
Для обнаружения нижней границы опухоли используется метод восходящей миелографии. При помощи поясничного прокола в положении лежа с приподнятым изголовьем также вводится контрастное вещество.
Метод изотопной миелографии также имеет большую ценность. Он заключается во введении пузырька радиоактивного газа (ксенон) активностью 5-15 мкКи (микрокюри – внесистемная единица активности) через поясничный прокол в положении сидя. Пузырек воздуха останавливается на уровне нижнего полюса опухоли. Гамма-щуп фиксирует повышенный уровень радиоактивности, тем самым обнаруживая уровень поражения.
Применяется также пневмомиелография – введение воздуха или кислорода через поясничный прокол в вертикальном положении больного. Экстрамедуллярные новообразования на фоне воздуха выявляются в виде округлых образований. При интрамедуллярно расположенных опухолях газ заполняет подпаутинное пространство в виде узких полосок, которые огибают спинной мозг и могут прерываться в проекции наибольшего утолщения спинного мозга.
В настоящее время для визуализации опухолей используются радионуклидное сканирование, компьютерная и магнитно-резонансная томография. При радионуклидном сканировании вводится радиоактивный препарат, который особенно интенсивно поглощается опухолью, что регистрируется затем соответствующими приборами. Компьютерная и магнитно-резонансная томографии позволяют получить изображение новообразования в разных плоскостях, с минимальным расстоянием между ними. Кроме того, эти методики являются неинвазивными, т. е. проводятся без вмешательства во внутреннюю среду организма.
Большое значение для диагностики опухоли имеет исследование ликвора и проведение ликвородинамических проб. При этом в спинальной жидкости повышается содержание белка выше 0,33 г/л, в 2-10 раз и более. В то же время уровень клеточных элементов в норме, т. е. возникает белково-клеточная диссоциация. При некоторых новообразованиях (невринома конского хвоста, эпендимома конечной нити) содержание белка особенно высоко. В этом случае возможно его самопроизвольное свертывание в пробирке в желеобразную массу – феномен спонтанной коагуляции ликвора Фруан-Нонне. В случае развития воспалительного процесса в оболочках вокруг опухоли – реактивного арахноидита – в анализе возможно незначительное увеличение количества лейкоцитов (плейоцитоз) до 20–40 клеток в 1 мм3 при норме 1–5 в 1 мм3. Это чаще встречается при злокачественных опухолях пространства под твердой мозговой оболочкой. Нередко ликвор имеет желтоватый или желтовато-розовый цвет, т. е. становится ксантохромным (в норме имеет вид дистиллированной воды) за счет разрушения эритроцитов в сдавленных венах спинного мозга или самой опухоли и проникновения продуктов этого разрушения в спинномозговую жидкость.
Ликвородинамические пробы проводят измерением с помощью манометра давления вытекающей через поясничный прокол спинальной жидкости. При повышении давления в субарахноидальном пространстве увеличивается степень и скорость вытекания жидкости. При недостаточном повышении давления или его отсутствии делают вывод о наличии препятствия на пути оттока спинальной жидкости. При полном блоке после выпускания некоторого количества ликвора происходит быстрое и резкое падение давления до нуля. Пробы при этом проводятся такие же, как и на этапе физикального исследования: проба Пусеппа (наклон головы вперед), проба Квеккенштедта (сдавление шейных вен пальцами рук), а также проба Стуккея (надавливание на живот в области пупка или чуть ниже, что ведет к сдавлению вен брюшной полости, связанных с венозной системой позвоночного канала). При сохранении нормальной проходимости субарахноидального пространства проба Квеккенштедта приводит к увеличению давления приблизительно в 2–2,5 раза, до 400–500 мм вод. ст. (при норме 100–150 мм вод. ст. в лежачем положении). При пробе Пусеппа давление повышается на 30–40 мм вод. ст., Стуккея – до 250–300 мм вод. ст. Проба Стуккея, в отличие от двух других, вызывает повышение давления ликвора и при наличии препятствия в подпаутинном пространстве.
В результате проведения проб может возникнуть симптом ликворного толчка, также названный в честь Раздольского (усиление боли в проекции пораженного опухолью корешка), и проводниковые парестезии. В случае крупной опухоли конского хвоста субарахноидальное пространство может быть полностью заполнено ею. В результате возможна так называемая сухая пункция – ликвор не выделяется вообще.
После завершения люмбальной пункции опухоль, особенно экстрамедуллярная субдуральная, смещается книзу, происходит усиление давления ее на нижележащие отделы спинного мозга. Это вызывает резкое усиление проводниковых расстройств, вплоть до полного поперечного сдавления спинного мозга – синдром вклинения. Симптомы ликворного толчка и вклинения характерны для спинномозговых опухолей, особенно экстрамедуллярных, что имеет большое диагностическое значение.
Дифференциальную диагностику опухолей спинного мозга прежде всего следует проводить между первичными и вторичными метастазами, что важно в отношении прогноза. При вторичных опухолях симптомы поражения спинного мозга развиваются быстро, им предшествуют сильные боли.
При этом не возникает глубоких нарушений чувствительности. Вторичные опухоли чаще располагаются экстрадурально, т. е. за пределами твердой мозговой оболочки. При любой локализации метастазы рака вначале вызывают преимущественно вялые парезы и параличи, что является результатом быстрого сдавления спинного мозга и токсических воздействий на него. Затем присоединяются признаки спастического поражения. Любые метастазы оказывают токсическое воздействие на спинной мозг, а также сдавливают сосуды, его питающие, что ведет к несоответствию между уровнем локализации метастаза и уровнем расстройства чувствительности. Поскольку метастатические опухоли всегда злокачественные, то они развиваются относительно быстро, что в течение нескольких месяцев может привести к полному поперечному поражению спинного мозга. Отличать их от первичных также помогает тщательный анализ развития заболевания, исследования внутренних органов, повторное проведение общих анализов крови и рентгенографии позвоночника.
В зависимости от стадии опухолевого процесса, его дифференцируют с различными заболеваниями. Корешковые боли при опухоли необходимо отличать от корешкового синдрома при остеохондрозе. В невралгической стадии следует отличать от заболеваний органов грудной и брюшной полостей (плеврит, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, холецистит, мочекаменная болезнь). Спинальная форма рассеянного склероза дает картину постепенного поперечного поражения спинного мозга. Вследствие нарушения кровообращения в оболочках и веществе спинного мозга при сдавлении опухолью может возникнуть некроз соответствующих областей. Тогда нужно дифференцировать опухоль с острым воспалением – миелитом (спинного мозга) или эпидуритом (твердой мозговой оболочки). На них указывают инфекции, предшествующие заболеванию, период, предшествующий ярким клиническим проявлениям с повышением температуры, общей слабостью и другими признаками. В спинальной жидкости обнаруживается большое количество клеточных элементов с незначительным повышением белка (плеоцитоз).
Интрамедуллярную опухоль необходимо отличать от сирингомиелии – хронического прогрессирующего заболевания нервной системы, основной причиной которого является порок развития спинного мозга. Прогрессирование этого заболевания происходит медленнее, чем при опухолях, и яркая симптоматика появляется через несколько лет. При этом трофические расстройства выражены сильнее, в то время как спастический парез ног и тазовые расстройства – меньше. Нет признаков сдавления спинного мозга и изменений ликвора.
Туберкулезный спондилит – туберкулезное воспаление позвонков, приводящее к сдавлению спинного мозга. Он отличается наличием местной болезненности в пораженных позвонках, болезненностью при осевой нагрузке на позвоночник, ограничением его подвижности и деформацией. Также могут появляться холодные абсцессы вблизи патологически измененного позвонка. Наиболее часто он возникает в грудном отделе, что дает картину опоясывающих корешковых болей в грудной клетке. Расстройства чувствительности, характерные для опухолей, здесь встречаются редко. Для исключения этого заболевания используются специальные методы неврологического исследования, рентгенография (имеет характерную картину, однако отсутствие изменений на снимке не свидетельствует однозначно против туберкулезного процесса в позвонках). Относительно редко сифилитическое поражение спинного мозга может дать картину, характерную для опухоли. В этом случае необходимо, в частности, исследование крови и спинномозговой жидкости на реакцию Вассермана.
Лечение
Лечение опухолей спинного мозга в основном хирургическое. Экстрамедуллярные и экстрадуральные опухоли не представляют больших трудностей для удаления. Результаты их лечения удовлетворительные. В большинстве случаев опухоли, расположенные субдурально, также обычно удается удалить полностью. Экстрамедуллярные опухоли вообще чаще всего доброкачественные. Операция при этом показана на всех стадиях заболевания.
Для успеха операции по поводу интрамедуллярных опухолей необходимо наиболее точно установить характер новообразования, его локализацию, степень сдавления спинного мозга и выраженность блокады подпаутинного пространства. Показаниями для удаления таких опухолей служат значительные нарушения функций спинного мозга, если опухоль не выходит за пределы спинного мозга. Лучевая терапия используется при лечении радиочувствительных интрамедуллярных опухолей, полное удаление которых невозможно.
В настоящее время активно развивается малоинвазивная хирургия – операции с минимальной травматизацией окружающих тканей. Это эндоскопические операции, операции с применением лазера. Так, противопоказаниями к применению ниобий-YAG-лазера не являются ни злокачественность опухоли, ни пожилой возраст как таковой. Опухоль в виде песочных часов также подлежит удалению с его помощью в один этап. Достоинствами метода применяющие его хирурги считают уменьшение травматичности операционных доступов и минимизацию кровопотери.
Лучевая терапия используется при лечении радиочувствительных интрамедуллярных опухолей, полное удаление которых невозможно.
Прогноз
В половине случаев в результате лечения наступает полное выздоровление, в 20 % случаев – почти полное. Плохой прогноз, в основном, наблюдается при запоздалой диагностике и лечении, особенно при злокачественных новообразованиях. Трудоспособность после операций, особенно проведенных на ранних стадиях болезни (до развития полного паралича), восстанавливается у большинства пациентов. Обеспечить выздоровление и восстановление трудоспособности при развитии параличей удается не в полной мере.
После хирургического лечения опухолей необходимо восстановление функций спинного мозга. Реабилитация направлена на восстановление движений, функций тазовых органов, предотвращение спаечного процесса, стимуляцию заживления тканей спинного мозга, позвоночного столба, мышц и т. д.
Санаторно-курортное лечение рекомендуется больным после удаления доброкачественных опухолей – неврином и арахноэндотелиом, которые вместе составляют около 70 % всех опухолей спинного мозга. Через месяц после хирургического вмешательства они могут быть направлены на лечение в местные санатории, а через 4 месяца и позже – на курорты. При отсутствии других противопоказаний показана реабилитация в специализированных спинальных отделениях таких курортов, как Славянск, Кемери, Сергиевские Минеральные Воды, Саки. В неврологические отделения местных курортов могут направляться больные с легкой степенью двигательных нарушений.
При спастических парезах и параличах используются методы, которые понижают мышечный тонус.
Общая пресная ванна – объем воды в ней должен быть таким, чтобы при погружении она доходила пациенту до уровня сосков; температура воды 36–37 °C, время проведения 12–15 мин, количество ванн – 15–20.
Гальваногрязевые процедуры применяются для воздействия на область позвоночного столба и конечностей. От обыкновенной гальванизации данный метод отличается тем, что вместо прокладок, смоченных жидкостью, под электроды помещаются лепешки из грязи в марлевых мешочках толщиной 3–4 см. К электродам, представляющим собой металлические пластины несколько меньших, чем лепешки, размеров, подведен ток от аппарата для гальванизации. Сверху пластин помещается клеенка, а затем – мешочек с песком. Пациент укрывается простыней и одеялом. Температура грязи около 38–42 °C, плотность тока составляет 0,04-0,06 мА/см2; время воздействия – 20–30 мин; курс – 10–15 процедур через день или два дня подряд с перерывом на третий день. Грязь по окончании процедуры смывается теплой водой.
Сероводородные ванны. Общие сероводородные ванны принимают при температуре 35–37 °C, продолжительностью 8-12 мин. Концентрация сероводорода может быть 50; 100; 150 мг/л. Количество процедур – 10–12, через день или два дня подряд с перерывом на третий. Существуют щадящая, интенсивная методика общих ванн. При щадящей время воздействия – 5-10 мин, концентрация сероводорода составляет 50–75 мг/л, курс рассчитан на 10–12 процедур. Интенсивная методика предполагает воздействие ванны в течение 8-15 мин, концентрацию сероводорода 100–200 мг/л, 12–15 ванн на курс. Местно рекомендуется следующая методика: 10-20-минутная процедура, температура воды 36–38 °C, курс 12–20 ванн через день или ежедневно. После приема сероводородной ванны по любой методике необходим отдых в течение 30–60 мин.
Общие сероводородные ванны назначаются в комплексе с лечебной физкультурой и массажем. Лечебную физкультуру лучше проводить в воде. Такое сочетание методов благоприятно влияет на обменные, регенеративные и сосудистые процессы.
При остаточных явлениях в виде вялых парезов и параличей рекомендуются следующие методики.
Гальванизация и электростимуляция мышц. На двигательную точку нерва, соответствующего пораженной мышце, помещают один электрод, который соединяют с отрицательной клеммой аппарата. Второй электрод помещается на пояснично-крестцовую область и соединяется с положительной клеммой. Если не удается стимуляция мышцы через нерв, то пластину перемещают с двигательной точки непосредственно на мышцу. Если эффекта не последовало, то помещают оба электрода на стимулируемую мышцу. Параметры тока могут также варьироваться в зависимости от выраженности патологии. Одна мышца стимулируется 5-20 мин. Если выбран режим синусоидальных модулированных токов (СМТ), то процедуры можно проводить каждый день или несколько раз в день. Если же используется постоянный ток, то через день. В целом стимуляция проводится несколько месяцев курсами по 20–25 процедур.
Электростимуляцию пораженных мышц можно применять в комплексе с гимнастикой в воде. Количество занятий гимнастикой – 30–45, по 30–40 мин ежедневно.
Общие водные радоновые ванны. Проводят по 10–20 мин ежедневно, через день или два дня подряд с перерывом на третий, всего 10–20 ванн. Температура воды 36–38 °C, концентрация радона 1,5; 3,0; 4,5; реже – 7,4 кБк/л.
Общие и местные грязевые аппликации. При общих аппликациях грязь наносится на все тело, кроме головы, шеи и области сердца. Местно грязь наносят на определенную область тела (по типу перчаток, носков, брюк и т. д.). Вначале на кушетку кладут байковое одеяло, сверху последовательно – клеенку и простыню из грубого холста, на которую укладывают грязевую лепешку нужной температуры (38–42 °C). Часть тела с пораженными мышцами укладывают на эту лепешку, а затем обмазывают грязью остальные подлежащие воздействию грязи участки. Укрывают больного в обратном порядке. Время процедуры 15–20 мин. После этого больной моется в душе при температуре воды 36–37 °C, а затем отдыхает 30–40 мин. Курс лечения 12–18 процедур, проводят через день или два дня подряд с отдыхом на третий. Если площадь воздействия небольшая, то можно проводить процедуры каждый день.
Рекомендуются ректальные грязевые тампоны: грязь вводится в прямую кишку с помощью специального шприца или тампонатора Здравомыслова. Для того чтобы не вызывать позывов на низ, вводится медленно в коленно-локтевом положении. Перед введением тампона мочевой пузырь и прямую кишку опорожняют. Грязь имеет температуру 38–40 °C. Больной укладывается на живот, его укрывают простыней и одеялом. Через 10–20 мин следует повернуть больного на левый бок. Тампон в прямой кишке находится 20–60 мин, до позывов на дефекацию. Процедуры проводятся через день или два дня подряд с перерывом на третий, всего 12–15.
Также необходимы самостоятельные занятия утром и в дневные часы после отдыха. Массаж применяется по определенным показаниям в виде поглаживания, растирания, легкого разминания. Массируются спина, верхние и нижние конечности. В зависимости от применяемой методики, тонус мышц повышается и снижается. Подобные курсы рекомендуется повторять каждые 6 месяцев.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:47 PM | Сообщение # 41
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
Среди них различают опухоли первичные и вторичные, или метастатические (распространившиеся из основного – первичного – очага злокачественной опухоли). Первичные опухоли могут быть как доброкачественные, так и злокачественные.
Считается, что первичные опухоли позвоночника встречаются реже вторичных. Тем не менее, последние исследования показывают, что они встречаются гораздо чаще, чем диагностируются. По более ранним данным, первичные злокачественные опухоли встречаются в 7-16 % случаев среди всех опухолей позвоночника.
Кроме вышеописанной классификации, существуют следующие. В зависимости от типа роста, опухоль может быть эндофитной и экзофитной. Эндофитные опухоли растут только в пределах кости. Экзофитные же выходят за пределы кости и быстро обнаруживаются на ощупь или даже на глаз.
По расположению опухоли могут быть: монооссальные – локализуются в одной кости скелета; полиоссальные – растут, соответственно, в нескольких костях, например в нескольких позвонках или в позвонке и другой кости (наиболее часто – в костях таза, черепа, плечевых, бедренных костях, в ребрах). Также опухоль может иметь одиночный очаг роста (монотопная) и множественные очаги (политопная), в том числе в пределах одной кости.
Среди доброкачественных опухолей позвоночника также различают:
1) костеобразующие – остеома, остеобластома;
2) хрящеобразующие – остеома, остеобластокластома;
3) сосудистые опухоли – гемангиома;
4) прочие опухоли – хордома, неврилеммома, нейрофиброма кости.
Среди злокачественных наиболее часто встречаются:
1) костеобразующие – остеосаркома, злокачественная остеоидная остеома;
2) хрящеобразующие – хондросаркомы, злокачественные остеобластокластомы;
3) костномозговые – саркома Юинга, ретикулосаркома. Формирование вторичных новообразований костей обычно происходит на основе уже имеющихся первичных опухолей в других органах. Редко первичная опухоль является начальным проявлением первичного рака, течение которого отличается отсутствием симптоматики.
Доброкачественные опухоли позвоночника чаще всего располагаются в крестце (доброкачественная хордома, неврогенные опухоли, остеобластокластома); реже поражаются поясничный, грудной и шейный отделы. Симптоматика опухолей зависит, в первую очередь, от взаиморасположения опухоли и окружающих тканей, в первую очередь спинного мозга и его корешков. Наиболее характерными признаками являются иррадиирующая боль (отдающая по ходу корешков), реже – местная, не распространяющаяся из места поражения; ограничение подвижности позвоночника (в среднем у половины больных); симптомы сдавления спинного мозга и его корешков. Резко выраженные боли, возникающие из-за сдавления корешков, чаще возникают либо в результате прорастания опухоли в дужки позвонка и межпозвонковое отверстие, что вызывает сдавление проходящего в нем корешка, либо при прорастании доброкачественной или злокачественной опухоли крестцового отдела ряда межпозвонковых отверстий и компрессии корешков конского хвоста в области концевого отдела позвоночника. Кроме того, опухоль может прорастать тело позвонка кзади в позвоночный канал. Более чем в половине случаев новообразование можно увидеть или прощупать.
Изолированное поражение опухолью тела позвонков бывает редко, чаще встречается поражение других его частей (дужка позвонка, отростки). Нередко вовлечение в процесс двух и более позвонков, для чего характерны патологические переломы (переломы позвонков, произошедшие от незначительного воздействия внешней силы). Чаще это компрессионные переломы, имеющие характерную рентгенологическую картину в виде клиновидной деформации тел позвонков не только кпереди, но и вбок, кзади. Отличия их от травматических состоят в том, что они чаще множественные, могут располагаться в любых позвонках (в то время как травматические – преимущественно в нижне-грудных и верхне-поясничных). На рентгенограмме межпозвоночный диск при этом имеет форму двояковогнутой линзы (а не сдавлен сверху). При компрессионном переломе возникает сдавление корешков или содержимого позвоночного канала, что усугубляет болевой синдром.
Неврологические симптомы проявляются от заинтересованности корешков спинного мозга с незначительными иррадиирующими по ходу этих корешков болями, до компрессионного спинального синдрома. Последний является признаком запущенности заболевания, осложняет его прогноз.
Доброкачественным опухолям не сопутствует остеопороз.
В развитии заболевания одни авторы выделяют 3, другие – 2 стадии. В последнем случае первая стадия характеризуется неопределенными местными, иногда иррадиирующими, непостоянными болями, а также ограничением подвижности позвоночника. На второй стадии начинают проявляться нарушения со стороны спинного мозга.
Для опухолей разных типов характерны некоторые особенности в течении. Остеома позвоночника встречается очень редко, абсолютно доброкачественна. Всегда одиночна. Растет медленно, обнаруживается часто в связи с обследованием по поводу других заболеваний. Наиболее частые проявления – боли, а также спинномозговые нарушения.
Остеохондрома – опухоль из костной ткани, покрытая хрящевой тканью в виде шапочки. Она может локализоваться в любом отделе позвоночника, чаще в грудном. Всегда растет из дужек или отростков позвонка, а не из тела. Рост направлен в сторону грудной полости, в связи с чем может сдавливать ребра, вызывая их деформацию. При прорастании в спинномозговой канал опухоль вызывает неврологические расстройства, а при распространении за пределы позвоночника может прорастать аорту и другие крупные сосуды. Вообще, остеохондрома способна достигать больших, чем другие виды опухолей, размеров. На рентгенограмме ее следует отличать от заболеваний легких, плевры, от новообразований в средостении.
Остеоидные остеомы (остеоид-остеомы) встречаются в 9-11 % случаев среди всех доброкачественных новообразований скелета. В процессе исследований были разные мнения о ее строении, однако в настоящее время она считается истинной опухолью. Чаще всего поражает людей в возрасте от 5 до 25 лет, мужской пол в 3–4 раза чаще, чем женский. Локализуется в дужках и отростках позвонков. Очаг поражения представляет собой богатую сосудами ткань, окруженную склерозированной костью (т. е. кость, окружающая очаг, меняет свою структуру и становится более плотной). Боли – ведущий клинический признак, предшествуют появлению деформаций на рентгеновских снимках и тем более обнаружению пальпацией и визуально. Постепенно они становятся трудно переносимыми, особенно ночью, нарастают по мере роста опухоли. Диагностически важной особенностью является их уменьшение или исчезновение после приема обезболивающих средств (анальгетики) или препаратов группы аспирина (салицилаты). Обычно остеоид-остеомы имеют одиночный очаг роста. При осмотре можно обнаружить образование костной плотности.
Остеобластома бывает доброкачественной и агрессивной. По строению доброкачественная остеобластома очень похожа на остеоид-остеому, но растет до значительно больших размеров. Среди всех первичных опухолей костей частота ее возникновения – около 1 %. В позвоночнике локализуется до 40 % всех опухолей этого вида. Обычно ее диагностируют в возрасте 10–25 лет. Боли в этом случае постоянные, не зависят от времени суток, чаще отмечаются в покое, также уменьшаются на какое-то время после приема анальгетиков. Часто боль отдает в области по ходу корешков спинного мозга. Затем развивается ограничение подвижности в позвоночнике, сглаживается поясничный лордоз, если очаг располагается на уровне поясницы. Область над опухолью болезненна при пальпации (ощупывании).
Остеобластокластома (или гигантоклеточная опухоль, или гигантома – в зарубежной литературе) исходит из хрящевой ткани, но точное происхождение ее неизвестно. Чаще всего она является доброкачественной, однако в 1–1,5 % случаев может быть первично-злокачественной, в 10–25 % может переходить в злокачественную вторично в результате неадекватного лечения. В целом же среди всех опухолей скелета частота ее возникновения составляет около 5 %. Доброкачественные опухоли поражают чаще женщин в возрасте 18–55 лет, в основном к 35–45 годам. Они обычно бывают одиночной, реже – двойной локализации в смежных позвонках. Не являясь злокачественной, остеобластокластома разрушает кость, истончает и вздувает поверхностный слой кости. Боль при этой опухоли также предшествует появлению припухлости, ограничению движений. Редко встречаются патологические переломы. Для остеобластокластомы и остеоидной остеомы характерна анталгическая (противоболевая) поза, т. е. вынужденное положение, при котором боль становится менее выраженной. Даже будучи доброкачественной, она может давать местные и отдаленные метастазы, последние – чаще всего в легкие. Последняя особенность предполагает операцию по поводу удаления метастазов.
Гемангиома – это опухоль, исходящая из сосудов. Скелет поражает редко – в 1–2% случаев среди всех опухолей. Преимущественно поражает позвоночник. Характерна локализация в телах позвонков. Часто бывают малых размеров и имеют бессимптомное течение, что позволяет рассматривать их как своеобразный порок развития или признак старения (встречаются чаще с увеличением возраста) сосудов позвонков. Чаще всего клинически выраженные гемангиомы встречаются не ранее 30 лет. Нередко поражают несколько позвонков, могут иметь несколько узлов своего роста в пределах одного позвонка. Грудной отдел поражается чаще других, реже – поясничный, еще реже – шейный. Боль носит непостоянный характер, отдает по ходу корешков. Также постепенно возникает ограничение подвижности позвоночника, иногда – его сдавление. При гемангиомах может произойти кровоизлияние в пространство над твердой мозговой оболочкой (экстрадуральное пространство), что также вызывает болевой синдром.
Доброкачественная хордома развивается из ткани хорды (зачаток позвоночника во внутриутробном периоде). Опухоль развивается в основном в возрасте 30–60 лет. Среди новообразований скелета встречается в 1–4% случаев; от всех первичных опухолей позвоночника составляет 15,6 %. Мужчины заболевают почти в 2 раза чаще женщин. В 81,3 % случаев она локализуется в крестцово-копчиковом отделе. Очаг разрушения (деструкции) находится чаще в нескольких позвонках. Скорость нарастания симптомов зависит от направления роста, протяженности опухоли и уровня поражения позвоночника: при поражении крестцово-копчикового отдела неврологическая симптоматика выявляется в среднем через 3 года от начала роста опухоли (от нескольких месяцев до 10 лет); поражение остальных отделов характеризуется быстрым прогрессированием заболевания.
Кроме доброкачественной, встречается злокачественная хордома. Однако даже доброкачественная хордома по клиническому течению (быстрый рост опухоли и появление спинномозговой симптоматики), склонности к рецидивам, а также возможности метастазирования во внутренние органы дает основание многим исследователям считать ее злокачественной.
Невринома и нейрофиброма – опухоли, развивающиеся из оболочек нервов, иннервирующих позвоночный столб. Это редкий вид новообразований вообще и позвоночника в частности. Они представляют собой крупные узлы неправильной или овальной формы, окруженные тонкой капсулой соединительной ткани. Чаще всего встречаются у людей в возрасте от 20 до 50 лет. Мужчины и женщины заболевают с одинаковой частотой. В крестце эти опухоли располагаются наиболее часто. Проявления их неспецифичны – постоянные иррадиирующие боли. Однако опухоль может быть обнаружена при обследовании по другому поводу. Она растет медленно, достигая различных размеров, при этом может быть безболезненной. Исследования показали, что в среднем от момента возникновения опухоли до обращения больного в специализированный стационар проходит 6,5 года (от года до 12 лет и более). При длительном сроке заболевания появляются неврологические симптомы (парезы, нарушения чувствительности и функций тазовых органов), возможна гипотрофия мышц.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:47 PM | Сообщение # 42
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
Наиболее часто метастазируют в позвоночник рак молочной железы, рак предстательной железы, злокачественные опухоли почек и надпочечников, злокачественная аденома щитовидной железы, рак яичников, рак легкого, реже – рак матки и рак желудка. Наиболее часто из новообразований нераковой природы дают метастазы саркома носоглотки, лимфосаркомы, фибросаркомы (из мягких тканей), синовиомы (опухоли, исходящие из синовиальной оболочки суставов). Также метастазы в кости и в позвоночник в частности, могут быть при лимфогранулематозе. У женщин наиболее часто встречаются метастазы рака молочной железы, у мужчин – рак предстательной железы, почек и легких. Метастазы в позвоночник могут возникать при раке желудка через несколько лет после хирургического вмешательства. Таким образом, больной погибает не от первичной опухоли, не от ее рецидивов и метастазирования в регионарные лимфатические узлы, а от отдаленных метастазов, проявивших себя через много лет, что можно объяснить успешным оперативным лечением. В литературе описаны случаи, когда опухоль в позвоночнике была диагностирована через 20 лет после операции по поводу рака молочной железы. Множественные опухолевые очаги позвоночника были обнаружены у больной, прооперированной за 15 лет до этого (была удалена матка в связи с фибромой). По результатам микроскопического обследования были обнаружены метастазы аденокарциномы матки.
В целом же теоретически любая злокачественная опухоль раковой и нераковой природы может дать метастазы в кости, в частности в позвоночник.
Часто злокачественная опухоль проявляется впервые болями в позвоночнике, когда первичная опухоль еще не дала о себе знать. Найти ее бывает иногда очень непросто. Боли в области позвоночника – основной симптом вторичных опухолей. В общем анализе крови часто долго нет изменений: гемоглобин остается на высоких цифрах, СОЭ – на низких. Боли имеют характер неврологических, т. е. напоминают боли при радикулите. Глубокие расстройства чувствительности и движений формируются поздно, когда происходит компрессионный перелом или сдавление спинного мозга. Последнее возникает достаточно поздно, т. к. вторичные опухоли располагаются в большинстве случаев в веществе кости, а не в позвоночном канале. Кроме того, они растут, в основном, эндофитно, т. е. внутрь кости, в связи с чем поражение спинномозговых корешков происходит в большей степени в результате сдавления вследствие патологических микропереломов и кровоизлияний. Непосредственному сдавлению опухолью могут подвергнуться окончания чувствительных нервов самого позвоночного столба, которые заложены в кости и связках.

Задачами диагностики опухолей позвоночника являются: выявить новообразование, исключить другие заболевания, проявляющиеся сходным образом; определить вид опухоли, ее протяженность, первичная она или вторичная, наличие метастазов, если она злокачественная.
Основой диагностики являются: оценка жалоб, истории заболевания, клинической картины, различных инструментальных методов, прежде всего лучевой диагностики, а также лабораторных исследований. Рентгенографию позвоночника – спондилографию – проводят в нескольких (минимум двух) проекциях. Это наиболее простой и доступный, относительно безопасный метод диагностики опухолей скелета вообще. Тем не менее, с его помощью можно увидеть относительно крупную опухоль. Поэтому отрицательные результаты, полученные при спондилографии, не позволяют однозначно исключить диагноз опухоли, и при подозрении на нее необходимо использовать более современные методы обследования.
Компьютерная томография (далее КТ) на современном этапе развития медицины является обязательным методом диагностики опухолей позвоночника, без которого не проводят хирургических вмешательств. Она наиболее информативна для установления точных границ разрушения позвонков и окружающих тканей. Как было сказано, КТ неоценима при необходимости отличать отек мягких тканей от новообразований, выявить, прорастает ли опухоль в окружающие мягкие ткани. Для некоторых опухолей характерна определенная картина на снимках КТ, что позволяет с большой долей вероятности поставить правильный диагноз. КТ применяют как с контрастными веществами, так и без них.
Ядерная магнитно-резонансная томография (далее ЯМРТ) полезна при диагностике опухолей позвоночника (и костей в целом) на ранних стадиях. Она лучше других методов диагностирует состояние кости под надкостницей, прорастание опухоли за надкостницу, что важно для выбора объема операции. Также магнитно-резонансная томография ценна при определении патологических переломов. Степень контрастирования, т. е. возможности увидеть на снимке, опухоли зависит от ее типа.
Ангиография позволяет получить рентгеновский снимок сосудов, питающих опухоль, с использованием контрастных веществ. Цель ее проведения – выяснить характер патологического процесса в позвоночнике, дифференцировать ее с образованиями, которые не имеют собственного кровоснабжения (кисты и др.). Перед операциями она позволяет установить распространенность процесса, вид опухоли; после проведенного лечения – выявить рецидив. На ангиограммах размеры новообразования часто бывают больше, чем на обычных рентгеновских снимках, т. к. она позволяет увидеть мягкотканый компонент, который не контрастируется при спондилографии. Кроме того, с ее помощью можно увидеть новые опухолевые узлы и зоны поражения.
Радионуклидные методы также используют для определения степени распространения опухолевого процесса, выявления метастазов. Используя эти методы, можно выявить очаги опухолевого роста до 1–1,5 года раньше, чем рентгенологическими методами. Так, возможно обнаружение остеоид-остеомы на ранних стадиях, до появления признаков деформации на рентгенограммах. Некоторые новообразования по своей плотности совпадают с окружающими здоровыми тканями, поэтому обнаружить их трудно даже с помощью компьютерной томографии, но возможно при помощи радионуклидной диагностики.
Аспирационная биопсия дает информацию о структуре новообразования, что почти всегда позволяет поставить точный диагноз. Окончательная диагностика опухоли производится при взятии биоптатов во время операции.
Для оценки эффективности проводимой в ходе и после лечения реабилитации проводится электромиография.
Иммунологические методы диагностики опухолей позвоночника не очень распространены, однако в некоторых случаях имеют ценность. При опухолях проводят функциональные пробы с лейкоцитами (клетками белой крови, отвечающими за сопротивляемость организма вредным агентам окружающей и внутренней среды) и сывороткой крови человека с подозрением на злокачественное заболевание. Наиболее часто для этого используют реакции торможения миграции лейкоцитов (РТМЛ) и реакции подавления прилипания лейкоцитов (РППЛ). С их помощью обнаруживают в сыворотке крови больного антитела к новообразованиям. Причем тесты являются довольно специфичными. Так, положительная реакция крови больного остеогенной саркомой возникает именно на антиген, выделенный для тест-системы из ткани остеогенной саркомы. А, скажем, на антиген из ткани рака легкого реакция будет отрицательной.
Иммунологические сдвиги в крови также отражает лимфоцитография – распределение разных видов лимфоцитов крови. Это один из видов лейкоцитов, отвечающий за выработку антител и имеющий ряд других важных функций, связанных с защитой организма от чужеродной информации, которая поступает извне и изнутри, в частности, с защитой от опухолевых клеток. Из взятой у больного крови делают мазок, прокрашивают его специальным образом, а затем под микроскопом подсчитывают количество лимфоцитов разного размера. Кровь здоровых людей содержит 20–30 % малых лимфоцитов и 5-10 % больших. В крови больных остеогенной саркомой, хондросаркомой, опухолью Юинга, другими злокачественными новообразованиями костей количество малых лимфоцитов составляет 10–15 %, а больших – 22–28 %. При этом повышенное содержание больших лимфоцитов, помимо злокачественных опухолей, встречается при различных воспалительных и дегенеративных заболеваниях костей. В то же время снижение доли малых лимфоцитов – довольно специфичный для злокачественных новообразований костей признак. При условно доброкачественной остеобластокластоме в лимфоцитограмме выявляются различные изменения, что оценивают как неоднозначность ее свойств.
Еще одним характерным изменением в иммунной системе при злокачественных опухолях является снижение выработки интерлейкина-2 (посредник, с помощью которого происходит размножение и созревание лимфоцитов и других лейкоцитов под воздействием антигена, в том числе опухолевого). Это также может быть установлено при специальном исследовании сыворотки крови.
Дифференциальная диагностика
У большой доли больных с подозрением на опухоль обнаруживается миеломная болезнь. При этом заболевании также возникают компрессионные переломы позвоночника, сдавление спинного мозга. При миеломной болезни происходит безудержное размножение измененных, так называемых миеломных клеток в костном мозге. Часть исследователей считают это заболевание системным поражением системы кроветворения, другие же – истинной опухолью, относящейся к саркомам костного мозга. Поражаются в первую очередь кости, в которых имеется красный костный мозг, к числу которых относятся и позвонки. Очаги представляют собой множественные специфические миеломные узлы в костном мозге размером от нескольких миллиметров до 1–3 см в диаметре, редко больше. Из наиболее характерных клинических проявлений выделяются боли – сильнейшие, чаще всего в области таза, крестца, позвоночника в целом и других местах. Иногда больные не переносят ни малейшего движения, даже прикосновения одеяла или сотрясения кровати от хождения окружающих по устойчивому полу. На первый план может выступать ранний парез и паралич конечностей. Патологические переломы наиболее часто встречаются именно при этой патологии.
Дифференциальный диагноз основан на обнаружении в моче белка Бенс-Джонса. Именно он, закупоривая почечные канальцы, обусловливает почечную недостаточность у больных этим заболеванием. Течение болезни быстрое. Смерть может наступить в течение 3–4 месяцев. Встречается относительно долгое течение – 2–3 года. Смерть наступает от истощения. В анализах крови обнаруживается увеличение содержания белка, а также изменение соотношения разных фракций белков – альбуминов к глобулинам. В норме оно равно 1,2: 1, а при миеломатозе – до 1: 10. Эти признаки – одни из наиболее ранних, когда еще нет надежных данных за миеломную болезнь со стороны клинических и рентгенологических данных. Также в крови обнаруживают особый гамма-глобулин, не выполняющий функцию антител, как большинство гамма-глобулинов. Со стороны красной крови выявляют вторичную анемию. СОЭ повышена до 70–80 мм/ч. При исследовании уровня кальция в крови его уровень отмечается на цифрах 14–15 мг*%, т. к. происходит вымывание его из костей и массовое поступление в кровь. На рентгенограммах видна четкость дефектов, они представляются как пробойники. Еще одним отличительным критерием для миеломатоза является чрезвычайная редкость метастазирования в легкие, в отличие от большинства опухолей позвоночника и костей вообще.
При дифференциальной диагностике опухолей позвоночника необходимо учитывать наличие опухолеподобных заболеваний. К наиболее частым из них относится аневризмальная киста кости. В настоящее время считается, что она возникает в результате нарушения кровообращения в кости. Чаще всего встречается у детей и молодых людей. Из всех костей скелета позвоночник она поражает наиболее часто (23–60 %). Располагается чаще всего в дужках, отростках, поражает в большей степени шейный отдел. Основные ее проявления – боль и припухлость. Боль прогрессивно усиливается. Как и при любом объемном образовании позвоночника, по мере развития заболевания может развиться сдавление спинного мозга и его корешков. Припухлость чаще всего соответствует расположению кисты. Кожа над ней нередко имеет повышенную температуру, на ней становится видимой расширенная венозная сеть. При ощупывании отмечается болезненность, в некоторых случаях – хруст. Часто выделяют следующие фазы развития процесса: 1 фаза – остеолиз (разъедание кости); 2 фаза – отграничение процесса; 3 фаза – восстановление. Клинические проявления длятся от 1 месяца до 3 лет. Наиболее рациональным лечением аневризмальной кисты считают удаление пораженной части позвонка. Также распространен пункционный метод, при котором в полость кисты вводят стероидные гормоны (преднизолон, гидрокортизон и др.), однако этот метод более применим при других локализациях процесса.
Другое опухолеподобное поражение позвоночника – эозинофильная гранулема. По определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), – это неопухолевое поражение, возникшее по неизвестной причине. У взрослых людей она встречается редко, в основном ею поражаются дети и подростки. Одиночное поражение встречается в 2 раза чаще множественного.
Проявления неспецифичны: боли, ограничение подвижности, редко – повышение температуры тела, гипотрофия мышц. Типично поражение тела позвонка, что видно на рентгенограмме как плоский позвонок, но очаги разрушения могут быть и в дуге позвонка. Лечение эозинофильных гранулем вообще и позвоночника в частности не имеет однозначного решения. Позвоночник принято лечить, не прибегая к операции. Хирургический метод применяют при появлении осложнений со стороны спинного мозга.
Опухоли позвоночника необходимо отличать от опухолей спинного мозга, его оболочек и корешков. Первичные и вторичные опухоли позвоночника, поражая тело, дужки и отростки позвонка, как правило, не раздвигают дужек позвонков и не расширяют межпозвоночные отверстия. Опухоли спинного мозга, напротив, раздвигают или разрушают межпозвоночные отверстия. Опухоли позвоночника локализуются в пределах одного позвонка (кроме гемангиом), в то время как опухоли спинного мозга поражают не менее двух позвонков. Новообразования позвоночника локализуются в пределах кости позвонка, спинного мозга – в позвоночном канале.
К другим заболеваниям позвоночника, от которых следует отличать опухоли, относятся костно-хрящевые экзостозы, туберкулезное поражение, поражения позвоночника при лимфогранулематозе, остеомиелит, фиброзная дисплазия, болезнь Педжета, эхинококкоз.
Дифференциальную диагностику проводят внутри опухолей – между доброкачественными и злокачественными. Так, при подозрении, например, на гемангиому или аневризматическую кисту позвонка можно в качестве дифференциальной диагностики от злокачественных опухолей использовать пробную лучевую терапию. В этом случае дают небольшую дозу облучения (1000–2000 рад на весь курс, по 100–200 рад за 1 раз). В ходе пробного лучевого лечения симптоматика этих доброкачественных процессов быстро купируется, кроме того, при гемангиомах наблюдаются изменения на рентгенограммах – опухоль начинает кальцифицироваться, в результате лучше видны на снимке ее размеры и границы.

Одним из принципов хирургического лечения опухолей является удаление их единым блоком, одномоментно (в один этап). Для этого производят частичное (резекцию) либо полное удаление позвонка или позвонков, чаще нескольких, а затем замещают возникший дефект. Важной составной частью хирургического лечения является стабилизация позвоночника, что позволяет вернуть его опорную функцию, добиться необходимой устойчивости и его подвижности и устранить боли. Для стабилизации используются костные аутотрансплантаты (из собственной подвздошной кости), реже – кость другого человека (аллотрансплантация), еще реже – металлические пластины, протезы из нержавеющей стали, полимеризующейся пластмассы.
В целом тактика лечения зависит от характера опухоли, ее локализации и распространенности.
При лечении доброкачественных опухолей спинного мозга лучевая терапия как единственный метод применяется, например, при глубоком поражении 1-2-го шейных позвонков, когда развиваются нестабильность этого отдела позвоночника и сдавление спинного мозга.
При гемангиоме позвоночника лучевую терапию следует считать методом выбора, как и при гемангиомах вообще. Кроме того, лучевой метод лечения может позволить дифференцировать эту доброкачественную опухоль от первичных сарком позвонка и метастазов рака: при гемангиоме после первых же сеансов дозами 100–200 рад клиническая картина начинает сворачиваться, в том числе и со стороны спинного мозга (парезы, нарушения чувствительности). Операция резекции тела позвонка (удаления его части) протекает со значительной кровопотерей.
Остеоид-остеомы, остеобластомы лечат хирургически, удаляя «гнездо» опухоли единым блоком вместе с прилежащими зонами измененной (склерозированной) кости. Радикальная операция приводит к полному выздоровлению.
Остеобластокластома также лечится хирургически, однако при расположении в области крестца применяется лучевая терапия – операция вызывает паралич ноги. Вместе с тем лучевая терапия при остеобластокластоме может привести к ее озлокачествлению – вопрос решается индивидуально.
При лечении злокачественных новообразований позвоночника или метастазов лучевая терапия в качестве единственного лечения также показана при локализации опухоли в труднодоступных для операции местах, при ряде других противопоказаний или при отказе пациента от хирургического лечения.
Остеогенные саркомы лечат комбинированно – хирургически, с помощью химио– и лучевой терапий, т. к. результаты только оперативного вмешательства нельзя признать удовлетворительными (отдаленные метастазы возникают в течение 2 лет). Химиотерапию после радикальной операции используют профилактически, что позволяет добиться значительно лучших результатов.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:48 PM | Сообщение # 43
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
РЕАБИЛИТАЦИЯ

1) медицинскую реабилитацию, включающую лечебные мероприятия, направленные на выздоровление, восстановление и компенсацию нарушенных и утраченных функций, предотвращение осложнений заболевания;
2) профессиональную реабилитацию в виде трудотерапии, профессионального обучения и переобучения;
3) социальную реабилитацию, заключающуюся в социальном, трудовом и бытовом устройстве.
В процессе реабилитации выделяют восстановительную терапию, реадаптацию и реабилитацию. Восстановительная терапия обеспечивает психологическую и физиологическую подготовку больного к активному лечению и профилактику развития дефекта функций, инвалидизации.
В задачи реадаптации входит приспособление больного к новым условиям внешней среды, включая психосоциальное воздействие.
Собственно реабилитация – это бытовое приспособление, исключающее зависимость от окружающих, восстановление социального и по возможности первоначального трудового статуса.
Среди методов восстановительного лечения различают методы, воздействующие на нарушенную функцию, и методы, влияющие на взаимоотношения больного с окружающей средой.
В отделениях восстановительного лечения используется широкий спектр лечебных мероприятий. Прежде всего следует назвать лечебную физкультуру. Метод лечебной физкультуры биологичен и адекватен для больного человека. Применение физических упражнений создает условия для активного участия больного в лечебно-восстановительном процессе на всех этапах медицинской реабилитации. ЛФК не только восстанавливает пораженную систему, но и оздоравливает организм, что имеет важное значение для процесса реабилитации. Это не только занятия в гимнастических залах, но и в лечебном бассейне, в кабинетах механо– и гидрокинезии, сухое и подводное вытяжение, лечебная ходьба. Из физиотерапевтических методов, применяемых для реабилитации больных, используется массаж, грязевые и водные процедуры, электро– и светолечение. На исход заболевания большое влияние оказывает психологический настрой личности. Этой проблемой в отделениях реабилитации занимаются психолог и психоневролог. Целью реабилитационной программы является восстановление личностного и социального статуса больного. Социальная реабилитация предусматривает организацию соответствующего образа жизни, устранение воздействия социальных факторов, мешающих успешной реабилитации, приобщение больного к жизни в обществе, подготовку его к трудовой деятельности.
Трудотерапия – это принципиально новый вид лечения. Для этой цели создается бытовая, социальная и профессиональная реабилитация. Трудотерапия, как и любая другая процедура, назначается дозированно. Эффективность ее достигается с помощью составления для каждого больного индивидуальных программ и выполнения их как в индивидуальном, так и в групповом порядке. Завершением профессиональной реабилитации является трудоустройство, направленное на использование остаточной трудоспособности больных и инвалидов по имеющемуся у них опыту, трудовым навыкам.

1. Кинезотерапия, к которой относятся лечебная физкультура, лечебная гимнастика, массаж, вытяжение, мануальная терапия, прогулки, бег, тренировки, плавание.
2. Курортотерапия, которая включает: климатотерапию (аэро-, гелио-, талассо-, ландшафто-, фитотерапию), бальнео-, гидро-, глино-, пелоидотерапию, закаливание.
3. Физиотерапия (аппаратная) – электро-, магнито-, фото-, свето-, термотерапия, ультразвук.
4. Механотерапия (аппаратная, восстановительная) – тренажерная, снарядная, игровая, инвалидный спорт.
5. Рефлексотерапия (общая, пунктурная, сегментарно-рефлекторная).
6. Социотерапия. Поведенческая индивидуальная и групповая (клубы, школы, центры, ассоциации и др.), семейная терапия, терапия занятостью (общение, хобби, любовь и уход за живностью).
7. Психотерапия. Психотерапия, аутотренинг, медитация, релаксация.
8. Психоанализ. Исповеди, обряды, культы, покаяние.
9. Питьевая (минводы, соки), вегетарианство, сыроедение, раздельное питание.
10. Духовная терапия. Искусство – музыка, живопись и др. Трудотерапия, книготерапия, поэзия и др.

1. Физиотерапевтические процедуры, несовместимые в один день, при наличии показаний могут назначаться в разные дни.
2. Наиболее эффективным является дополнение местных физиотерапевтических воздействий процедурами общеукрепляющего (ванны, общие УФО и др.), седативного (электроанальгезия, электросон) или стимулирующего характера (души, контрастные ванны).
3. Ультрафиолетовые облучения в период эритемы не комбинируют с тепловыми процедурами, массажем, гальванизацией. Они совместимы с водолечебными процедурами.
4. С грязелечением не комбинируют холодные ванны и души, общую дарсонвализацию и влажные укутывания, а в один день – общие ванны, теплолечение.
5. Не назначают в одни день две процедуры, вызывающие выраженное раздражение кожи.
6. При комбинированном водолечении и светолечении учитывают объем воздействий: общие облучения предшествуют водным процедурам, местные – проводятся после них.
7. Не применяются, как правило, в один день факторы, близкие по своей физической характеристике, сходные по механизму действия, так как суммарная доза раздражителя может превышать оптимальную дозу и вызывать неадекватную реакцию.
8. В один день не назначают две процедуры общего воздействия, вызывающие выраженную генерализованную реакцию организма и провоцирующие утомление и раздражение.
9. При комбинировании физиопроцедур, массажа и лечебной физкультуры наиболее рациональными являются два варианта:
1) сначала проводится ЛФК, затем – массаж и через 30–90 мин – физиотерапевтическая процедура;
2) первой назначается физиотерапевтическая процедура, через 2–3 ч – ЛФК, затем массаж.
При лечении заболеваний и травм опорно-двигательного аппарата и периферической нервной системы сначала применяют тепловые процедуры (соллюкс, парафино– или озокеритовые аппликации, лечебная грязь), а затем сразу или после непродолжительной паузы – массаж прогретой части тела с последующей лечебной физкультурой. Если выражен болевой синдром, с целью его уменьшения массаж целесообразно проводить после лечебной физкультуры.
При сочетании массажа с физиотерапевтическими факторами следует придерживаться следующих рекомендаций.
1) электрофорез лекарственных веществ назначать через 30–60 мин после массажа или за 2–3 ч перед массажем;
2) диадинамические и синусоидальные модулированные токи (ДДТ, СМТ) – массаж перед этими процедурами;
3) ультразвук и фонофорез – массаж перед этими процедурами;
4) общие ультрафиолетовые облучения – массаж перед приемом этих процедур;
5) ванны – массаж перед ваннами за 30 мин или спустя 2 ч после.
При комбинировании мануальной терапии с другими лечебными факторами учитываются следующие особенности. Ряд тепловых процедур, применяемых перед мануальной терапией, может являться причиной усиления болевого синдрома.
Для достижения мышечной релаксации хороший эффект оказывает массаж, дарсонвализация, индуктотермия. Для уменьшения болевого синдрома используются импульсные токи, пунктурная физиотерапия, электроанальгезия. Для снятия эмоционального напряжения применяется электросон, общая франклинизация. Для стабилизации позвоночных сегментов используют иглорефлексотерапию, магнитотерапию, лазеротерапию. С целью восстановления и закрепления двигательного стереотипа применяется лечебная физкультура.
Санаторно-курортное лечение рекомендуется больным после удаления доброкачественных опухолей – неврином и арахноэндотелиом, которые в совокупности составляют около 70 % всех опухолей спинного мозга. Через месяц после хирургического вмешательства больные могут быть направлены на лечение в местные санатории, а через 4 месяца и позже – на курорты.
При отсутствии других противопоказаний показана реабилитация в специализированных спинальных отделениях таких курортов, как Славянск, Кемери, Сергиевские Минеральные Воды, Саки. В неврологические отделения местных курортов могут направляться больные с легкой степенью двигательных нарушений.

1. Доброкачественные новообразования.
2. Злокачественные новообразования или подозрения на них.
3. Кровотечения и склонность к ним.
4. Системные заболевания крови.
5. Психические заболевания.
6. Активный туберкулез.
7. Острые инфекционные заболевания и лихорадочные состояния.
8. Недостаточность кровообращения выше II A стадии.
9. Беременность.
10. Тяжелый сахарный диабет.
11. Кахексия (истощение).
12. Эпилепсия.

Лекарственные растения. Хвощ является хорошим источником кремния, необходимого для костной и соединительной тканей. К другим лекарственным растениям, рекомендуемым при болях в спине, относятся овсяная солома, люцерна, лопух, ржавый вяз и кора белой ивы. Их можно принимать в капсулах, в виде чая или экстрактов.
Рекомендации. Не рекомендуется употреблять белки животного происхождения. При их переваривании образуется большое количество молочной кислоты, которая создает дополнительную нагрузку на почки, что может усилить болевой синдром в спине. Не употребляйте в пищу жирные и технологически обработанные продукты, масло, сахар.
Биологически активные пищевые добавки и их компоненты. Кальций является необходимым компонентом костной ткани. Для хорошего усвоения следует применять его в форме карбоната, хелата, аспартата. Магний необходим для нормального обмена кальция в организме. Предпочтительнее применять хелат.
Витамин D способствует хорошему усвоению кальция и магния. Кремний повышает усвоение кальция тканями. Поливитаминный комплекс с минеральными веществами и дополнительное применение витамина А, природного каротинового комплекса и витамина Е обеспечивают сбалансированное поступление питательных элементов, необходимых для хорошего состояния костной и соединительной тканей, ускоряют выздоровление. Витамин В12 способствует абсорбции и усвоению кальция. Применять леденцы или сублингвальные формы (под язык). Комплекс витаминов группы В способствует восстановлению мышц и уменьшению последствий стресса. Рекомендуется применять формулу, содержащую дополнительное количество витамина В6 (пиридоксин) иВ12.
Бор улучшает усвоение кальция. Цинк повышает иммунитет. Медь совместно с цинком и аскорбиновой кислотой участвует в формировании эластина, а также этот микроэлемент необходим для нормальной работы нервной системы. Комплекс несвязанных аминокислот необходим для регенерации костной и соединительной тканей. L-пролин является важным компонентом хрящевой ткани, повышает силу мышц. Марганец необходим для восстановления хрящевой и мышечной ткани. Использовать глюконат марганца. Эссенциальные жирные кислоты участвуют в восстановлении эластичности и прочности мышц. Витамин С и биофлавоноиды важны для образования коллагена, который соединяет ткани друг с другом, а также для процессов восстановления тканей.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:49 PM | Сообщение # 44
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
Больных обучают плаванию по следующей схеме: разучивание техники плавания на суше, отработка техники движений рук и ног у бортика, обучение координированной работе рук и ног при поддержке туловища специальным «гамачком», свободное плавание (с гимнастическими предметами и снарядами). Выбор стиля плавания зависит от функциональных задач. Так, для устранения сутулости обучают плаванию вольным стилем на спине. Стиль плавания «дельфин» за счет большой физической нагрузки, сложной координации движений, опасности излишней мобилизации поясничного отдела позвоночника в лечебной практике менее приемлем. Тренировочные занятия плаванием необходимо проводить с учетом дозировки нагрузки. По мере улучшения функциональных и физических возможностей пациента после непродолжительного занятия у бортика бассейна, отработки отдельных элементов определенного стиля плавания рекомендуют проплыть сначала 25–50, а затем и 75-100 м.

1. Наклоняясь, чтобы поднять какой-либо предмет, особенно если он тяжелый, не делать этого с прямыми коленями, наоборот, слегка сгибать бедра и колени. Держать поднимаемый предмет близко к телу, удерживая его впереди себя, не поворачивая.
2. При применении большого усилия для того, чтобы поднять тяжелый предмет, попросить кого-нибудь о помощи.
3. При ходьбе смотреть под ноги, чтобы всегда иметь надежную опору. Помнить, что любое неожиданное движение сильно напрягает спину.
4. Высота поверхности рабочего места (стола, кухонной раковины) должна быть такой, чтобы спина была прямая. Руки в процессе работы должны быть как можно ближе к телу.
5. Вставая, садясь и двигаясь, держать голову прямо, подбородок приподнимать вверх, живот втягивать, а тазовую часть слегка поддавать вперед. Проверить правильность осанки можно, прислонившись к стене и касаясь ее затылком, спиной и ягодицами, ступни ног при этом должны отставать от стены приблизительно на 10 см. Сильно прижать нижнюю часть спины к стене. Это является не только проверкой правильности осанки, но и регулярным упражнением.
6. При сидении под ногами иметь опору. Колени должны быть приподняты чуть выше бедер, чтобы передний край сиденья не врезался в заднюю поверхность бедер. Спинка стула должна надежно поддерживать нижнюю часть спины. Сидя за письменным столом, нужно располагаться как можно ближе к нему. Предплечье должно располагаться на поверхности стола, не позволяя наклонять туловище вперед или приподнимать плечи.
7. Носить удобную обувь, избегать высоких каблуков, дающих большую нагрузку на спину.
8. Сиденье водителя автомобиля должно быть отрегулировано так, чтобы он без труда мог дотянуться до педалей и руля. Как и при сидении на стуле, нижняя часть спины должна иметь надежную опору.
9. В связи с тем, что человек проводит в постели в среднем 6–8 ч ежедневно, поза, в которой он лежит, очень важна. Матрац должен быть жестким, так как при мягкой постели более тяжелые части тела (например, бедра) провисают, что формирует неправильное положение тела и является причиной лишней нагрузки на спину. Положив под матрац щит из досок, можно избежать этого.

1. Постельный режим, жесткий матрац, удобная поза.
2. Массаж со льдом несколько раз в день. Массаж со льдом представляет собой растирание участка кожи куском льда с целью глубокого охлаждения тканей. Этот эффект достигается за счет уменьшения интенсивности кровообращения. Назначение и эффект: ослабление боли, повышение тонуса, охлаждение тканей.
Подготовка. Заморозить воду в стакане (для удобства можно воспользоваться одноразовым пластиковым стаканом). Согреть тело пациента. Подготовить кушетку.
Процедура. Необходимо уложить пациента, укрыть, затем надеть рукавицу и взять кусок льда (края льда должны быть гладкими). Растирать обрабатываемый участок тела рукой, а затем проделать то же самое с помощью куска льда. Растирание выполнять круговыми движениями. Процедура проводится в течение 5 + 15 мин: 5 мин – для поверхностных тканей и 15 мин – для глубоко расположенных тканей.
Завершение процедуры. Пациенту необходимо немного размяться, движения должны быть спокойными и мягкими.
3. Процедура для отдыха ног: лечь на спину рядом со стулом, стоящим на полу. Положить ноги на сиденье стула задней частью голени.
4. Нейтральная ванна. Процедура оказывает успокаивающее воздействие. Назначение и эффект: расслабление тела, успокоение нервной системы.
Противопоказания: определенные виды экземы, выраженная сердечная недостаточность. Замечания: температура воды (34,5-36 °C) зависит от физического состояния пациента, времени года, температуры воздуха в помещении и др. Если пациент проводит в ванной более 4 ч, кожу необходимо смазать ланолиновым кремом.
Процедура. Сесть в ванну, под голову поместить подушку или сложенное полотенце. Прикрыть выступающие из воды части тела полотенцем или накрыть всю ванну простыней. Если это необходимо, прикладывать ко лбу холодный компресс. Температура воды должна поддерживаться на одном уровне. Продолжительность процедуры от 15 мин до 4 ч. После завершения процедуры тело необходимо высушить, избегая какого-либо трения, легко промокая или поглаживая кожу полотенцем. Отдохнуть в течение 30 мин.

Лечение следует проводить с учетом этиологии, стадии и выраженности заболевания. В острой стадии заболевания применяют УФ-облучение, захватывая заднюю поверхность шеи, затылок и надплечья (3–4 биодозы, через день, 3 процедуры) в сочетании с диадинамофорезом новокаина или лидокаина. Один электрод прямоугольной формы с лекарственным раствором располагают по переднебоковой поверхности шеи, под ключицей и выше, не захватывая заднюю поверхность шеи, где проводятся УФ-облучения, другой – в области проекции боли. После курса УФ-облучений электрофорез лекарственных веществ целесообразно сочетать с микроволновой терапией, используя цилиндрический излучатель, который устанавливают в области боковой поверхности шеи и надплечья, а при поражении плечевого сплетения прямоугольный излучатель устанавливают в области надплечья. Более равномерно и глубоко по сравнению с сантиметровыми волнами проникают в ткани дециметровые волны, поэтому постоянные импульсные токи целесообразно сочетать с ДМВ-терапией.
Благоприятный эффект оказывает лазерная терапия. Воздействуют ежедневно на 6–8 паравертебральных точек шейного отдела позвоночника. Терапия проводится в комплексе с водолечением и другими процедурами. При заднем шейном симпатическом синдроме, шейной симпатальгии интенсивная импульсация и тепловая терапия не показаны. Курс электролечения продолжают 1–1,5 месяца, затем делают перерыв на 1 месяц, в течение которого можно проводить массаж, ЛФК, назначают пелоидо– и бальнеолечение.
Показаны грязевые аппликации (38–42 °C) на область шейно-плечевого сплетения и верхней конечности при плексалгии, радикулоневрите, либо на шею и плечевой пояс при радикулалгии (по 30 мин ежедневно либо через день, на курс 12–15 процедур) в сочетании с ультразвуком. При отсутствии лечебной грязи назначают аппликации парафина или парафинозокерита (50 °C) на область шеи и плечевого пояса (по 30 мин, ежедневно или через день). Из бальнеопроцедур рекомендуются сульфидные, радоновые или хлоридные натриевые ванны (36 °C, 10–15 мин, через день, на курс 10–12 ванн).
В острый период целесообразно проводить диадинамофорез новокаина или амидопирина, ДВ-тока по 40 мин. Сочетать электрофорез можно с ДМВ– или УВЧ-терапией. При стихании острых явлений назначают массаж, облучение лампой соллюкс или микроволновую терапию.
Пояснично-крестцовый радикулит
Течение заболевания может быть острым, подострым и хроническим (стадия неполной ремиссии). Лечение пояснично-крестцового радикулита следует проводить дифференцированно в зависимости от фазы и стадии заболевания. В первой фазе (люмбаго, люмбоишиалгия) назначают физиотерапию обезболивающего, противовоспалительного, гипосенсибилизирующего действия. Необходимо блокировать патологическую импульсацию в доминантный очаг головного мозга.
Во второй фазе (радикулит, ишиорадикулит) кроме вышеперечисленных мероприятий применяются средства для нормализации трофики тканей, регуляции кровообращения, стимуляции обмена, регенераторных процессов в пораженном нерве, восстановления нарушенных функций. Для лечения люмбаго, люмбоишиалгии, пояснично-крестцового радикулита в острой стадии применяют УФ-облучения пояснично-крестцовой области (3–5 биодоз через день 3 раза, 2–3 цикла). В домашних условиях целесообразно обложить болезненную область горчичниками – сначала кладут один слой марли, затем горчичники, смоченные в теплой воде, прикладывают бумагу к марле. Это позволяет не снимать горчичники длительное время. Больному показаны покой и минимальная нагрузка на позвоночный столб.
Эффективные результаты получены при воздействии на пораженные участки синусоидальных модулированных токов ПЧ и ПН (по 5–8 мин, электроды прямоугольной формы расположены паравертебрально или выше и ниже участка эритемы). Вместо амплипульс-терапии можно применять диадинамические токи или лучше диадинамофорез лекарственной смеси на 500 мл 0,5 %-ного раствора новокаина добавлять 0,5 г димедрола, 0,5 пахикарпина, 0,06 г платифиллина или электрофорез новокаина и димедрола. При люмбоишиалгии электроды помещают на паравертебральную область, а при ишиорадикулите один электрод – на пояснично-крестцовую область, а другой – не ниже верхней трети бедра, поскольку расположение в более дистальном направлении может усилить боль. В случае плохой переносимости токов следует проводить электрофорез ДН-током.
При остром болевом синдроме необходимо максимально ограничить нагрузку на позвоночный столб и применить обезболивающие медикаментозные средства.
В подострой стадии эффективно применение диадинамотерапии или амплипульс-терапии ПН– и ПЧ-токами в сочетании с ЭП УВЧ. Конденсаторные пластины располагают паравертебрально или продольно (при ишиорадикулите): на область позвоночника и на проекцию боли – бедра, голень. Продолжительность 10–12 мин, ежедневно или через день, на курс – 10 процедур. ЭП УВЧ способствует улучшению процессов обмена в тканях позвоночника, нервной, мышечной тканях, вовлекаемых в патологический процесс, улучшает кровообращение, оказывает селективное влияние на костно-хрящевую ткань. Показан ультрафонофорез анальгина на паравертебральную область (по 5 мин) с каждой стороны или на область бедра, голени, поясницы. Применяется соллюкс. В последующем при наличии болевого синдрома и объективных симптомов заболевания необходимо назначать электрофорез амидопирина или новокаина (по 20 мин ежедневно либо через день) поочередно с индуктотермией или индуктофорезом лекарственных веществ.
Вместо индуктотермии можно рекомендовать ДМВ-терапию, используя прямоугольный излучатель (по 10–12 мин).
В подострой стадии при наличии вегетососудистых нарушений рекомендуют применять ультрафонофорез гидрокортизона или эуфиллина в сочетании с сульфидными ваннами средней концентрации или хлоридными натриевыми при сопутствующих ангиоспазмах, радоновыми – при склонности к венозному застою. В этот период показаны соляно-азотные ванны, поскольку они оказывают гипосенсибилизирующее действие, улучшают кровообращение в артериолах, уменьшают застойные явления в капиллярах. Применяют и йодобромные ванны, местные ванны по Гауффе на нижние конечности. Ванны можно чередовать с СМВ-терапией на пояснично-крестцовую область. При плохой переносимости электропроцедур показаны облучения лампой соллюкс или тепло-световая ванна, массаж (приемы поглаживания, растирания, вибрации).
Благоприятный эффект наблюдается при включении в комплекс лечения остывающего парафина (температура 45–50 °C) или парафино-озокеритовых аппликаций (температура та же, по 30–40 мин, ежедневно или через день). При пояснично-крестцовом радикулите в стадии неполной ремиссии широко применяют бальнео– и пелоидотерапию в амбулаторных и санаторно-курортных условиях; сульфидные ванны средней концентрации либо радоновые, хлоридные натриевые или шалфейные поочередно с аппликациями лечебной грязи (40–42 °C) либо с парафино-озокеритовыми аппликациями (55 °C).
При вертеброгенном пояснично-крестцовом радикулите особенно эффективно лечение ваннами из белой скипидарной эмульсии (температуру постепенно повышают с 36 до 38 °C, количество эмульсии – 25 мл на 1-ую ванну, на каждую последующую ванну добавляют по 5 мл до 60–70 мл, на курс 12–15 ванн, продолжительность 15 мин).
Ванны чередуются с ЭП УВЧ через день в среднетепловой дозе или с индуктотермией на пояснично-крестцовую область позвоночного столба (по 10–12 мин). Положительный эффект оказывает также вибромассаж. В стадии неполной ремиссии дискогенного радикулита рекомендуется и тракционное лечение, способствующее уменьшению внутридискового давления, мышечных контрактур и выпячиваний диска. Его проводят после ручной пробы на вытяжение и только при отсутствии боли. Существует много способов вытяжения. Наиболее доступный, не требующий сложной установки способ – вытяжение на наклонной плоскости или в бассейне (с использованием надувных кругов для поддержки больного в вертикальном положении). Однако при усилении боли вытяжение отменяют и назначают покой, импульсную низкочастотную терапию. При «паралитическом ишиасе» следует применять индуктотермию на пояснично-крестцовую область, массаж, а также электростимуляцию малоберцовых мышц, ванны. В первые дни послеоперационного периода (после операции на дисках) с обезболивающей и противовоспалительной целью применяют диадинамофорез лидокаина, димедрола по краям раны и ЭП УВЧ в слаботепловой дозировке.
Через 6 дней применяют электрофорез обезболивающих веществ в сочетании с индуктотермией. При расстройствах функции тазовых органов проводят электростимуляцию. Невралгия и неврит бедренного нерва возникают чаще в связи с воспалительным процессом в малом тазу, остеохондрозом верхнепоясничных дисков, но могут быть следствием травмы. Эффективны диадинамофорез новокаина (один электрод фиксируется в поясничной области, другой – на передней поверхности бедра), в сочетании с ЭП УВЧ на область позвоночного столба и верхней части бедра. При острой боли – УФ-облучения кожи поясничной области и передней поверхности бедра (3–5 биодоз), затем диадинамофорез новокаина.
Показаны также индуктотермия на поясничный отдел позвоночника, парафино-озкеритовые аппликации на поясницу и бедро или аппликации лечебной грязи (по 20 мин). Можно применить дарсонвализацию (ежедневно или через день).
Невралгия кожного бедренного нерва (болезнь Рота) развивается при инфекциях, интоксикациях, при остеохондрозе диска, спондилоартрозе, травме. Применяют противоболевую, рассасывающую терапию. Наиболее эффективны дарсонвализация передненаружной поверхности бедра (по 10 мин ежедневно) по лабильной методике, амплипульстерапия ПН– и ПЧ-токами (по 5–6 мин, на курс 10–12 процедур; один электрод накладывают на передненаружную поверхность бедра, другой – на поясницу). Эти методы целесообразно применять в сочетании с ЭП УВЧ или индуктотермией в среднетепловой дозе на поясничную область. Показаны также парафиновые или озокеритовые аппликации (50 °C) на поясничную область и наружную поверхность бедра.
Полиневрит (полирадикулоневрит)
Комплексное лечение включает средства, оказывающие обезболивающее, противовоспалительное действие, улучшающие обмен веществ и общее состояние, способствующие восстановлению двигательной функции. В острой стадии заболевания применяются УФ-облучения сегментарной зоны или вдоль позвоночного столба (при боли); на болезненные зоны, не облученные УФ-лучами, проводят электрофорез новокаина или лидокаина (по 20 мин ежедневно, на курс 15 процедур).
Назначают также ЭП УВЧ в слаботепловой дозе местно (по 15 мин, ежедневно или через день) перед электрофорезом. Болеутоляющее и трофическое действие оказывают диадинамофорез обезболивающих веществ ДВ-током (4 мин), амплипульстерапия (по 10 мин на различные болевые зоны). Рекомендуется и электрофорез новокаина или йода на болевые точки (10–20 процедур).
Применяются также светотепловые ванны или соллюкс для облучения дистальных отделов конечности (по 30 мин, ежедневно или через день). Для улучшения и восстановления проводимости необходимо назначать больным электрофорез прозерина или дибазола (по 20 мин ежедневно), электростимуляцию мышц.
В подострой и хронической стадиях применяют также грязевые аппликации (40–42 °C) на соответствующие сегменты спинного мозга и конечностей (по 20 мин). Первые процедуры проводят в виде носков, перчаток или аппликаций на область соответствующих сегментов. Показано индуктогрязелечение.
При наличии болевого синдрома и расстройств чувствительности применяют радоновые ванны (температура 35 °C, по 15 мин, ежедневно или через день).
Спустя 2–5 месяцев после острого периода при выраженных двигательных расстройствах и преобладании трофических нарушений рекомендуются сульфидные ванны (температура 36–37 °C, 8-12 мин, через день, на курс 10–12 процедур), а при их отсутствии необходимо применять соляно-азотные (35 °C, 15 мин, через день, на курс 10–12 процедур) или жемчужные ванны.
При хронических стадиях заболевания назначают хлоридные натриевые, сульфидные, радоновые ванны, подводный душ-массаж, лечебную гимнастику, парафино– или грязелечение и повторные курсы электростимуляции, массаж. Показано санаторно-курортное лечение в любых санаториях неврологического профиля, но желательно на курортах, располагающих лечебными грязями, сульфидными, термальными источниками.
Состояние после удаления грыжи диска
Динамика восстановления функции после операции зависит от продолжительности сдавления корешков, нарушения спинального кровообращения, наличия воспалительных изменений в корешках. Необходимость проведения терапии у больных возникает в случаях неполного эффекта от операции, отсутствия эффекта от нее, осложнений, рецидива на фоне практического выздоровления.
При наличии радикулярного симптомокомплекса используют диадинамические токи, ультразвук в непрерывном или импульсном (при резко выраженных болях) режиме. Воздействие проводится на паравертебральную, ягодичную область и заднюю поверхность бедра, через день, на курс 12–15 процедур.
При каудальном симптомокомплексе наряду с вышеуказанными средствами при нарушении функции тазовых органов используют электростимуляцию мочевого пузыря и толстой кишки. Проводится 12–15 процедур. С целью восстановления двигательных функций конечностей применяют электростимуляцию паретичных мышц с частотой 16–20 сокращений в минуту; индуктотермию на поясничную область и ногу в чередовании или последовательно с сульфидными ваннами (75-150 мг/л) или грязевыми аппликациями (38–42 °C). При нарушении функции тазовых органов следует применять также ректальные или влагалищные тампоны при температуре грязи 40–42 °C. Комплексное лечение включает массаж, ЛКФ, плавание, занятия гимнастикой в бассейне и т. д.
 
ЯлтинецДата: Воскресенье, 2015-10-04, 5:49 PM | Сообщение # 45
Нужный человек
Группа: Модераторы
Сообщений: 789
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Offline
МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЯ ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ

Общеукрепляющие упражнения направлены на оздоровление и укрепление организма в целом. Специальные упражнения избирательно воздействуют на ту или иную часть опорно-двигательного аппарата, например на позвоночник при его деформации. Упражнения для мышц туловища оказывают общеукрепляющий эффект на здорового человека. Для больного с заболеванием позвоночника они составляют группу специальных упражнений, так как способствуют коррекции позвоночника, увеличению его подвижности в целом или каком-либо отделе, укреплению окружающих мышц и др.
Физические упражнения по характеру мышечного сокращения подразделяются на динамические (изотонические) и статические (изометрические). Динамические упражнения – это упражнения, при которых мышца работает в изотоническом режиме. При этом происходит чередование периодов сокращения с периодами расслабления, т. е. приводятся в движение суставы конечностей и туловища. Примером динамического упражнения может служить наклон туловища вперед, в сторону и т. п. Сокращение мышцы, при котором она развивает напряжение, но не изменяет своей длины, называется изометрическим. Это статическая форма сокращения. Изометрические напряжения мышц применяются в виде ритмических (выполнение движений с частотой 30–50 в мин) и длительных (напряжение мышц в течение 3 с и более) напряжений. Ритмические напряжения мышц назначаются со 2-3-го дня после травмы или заболевания. Сначала пациент выполняет упражнения как самостоятельный методический прием, а в дальнейшем их рекомендуется включать в занятия лечебной гимнастики. Оптимальное число напряжений – 10–12 в течение одного занятия. Длительные изометрические напряжения мышц назначают с 3-5-го дня после травмы или заболевания с экспозицией 2–3 с, в дальнейшем увеличивая ее до 5–7 с. Более длительная экспозиция (более 7 сек) может вызвать резкие вегетативные сдвиги в виде задержки дыхания, учащения пульса.
Корригирующими (исправляющими) упражнениями называются физические упражнения, в которых движения конечностей и туловища или отдельных сегментов тела направлены на исправление различных деформаций (шеи, грудной клетки, позвоночника). В этих упражнениях большую роль играет исходное положение, оптимальное сочетание силового напряжения и растягивания. Физические упражнения в воде, подводный массаж, тракционное лечение и коррекция положением в водной среде, лечебное плавание основаны на снижении веса тела в воде, гидростатическом действии на организм, влиянии теплового фактора и положительном воздействии на эмоциональную сферу пациента.

Облегченные упражнения обеспечивают сниженную нагрузку на мышечную систему. Нагрузку снижают с помощью тормозящего влияния веса конечности на совершаемое движение путем опоры конечности на поверхность постели, кушетки, стола, путем поддержки конечности в момент движения самим больным, путем укорочения костно-мышечного рычага (например, отведение руки, полусогнутой в локтевом суставе). Большую роль играет правильный выбор исходного положения (например, разгибание ноги в коленном суставе из и. п. лежа на боку, а не сидя). Облегчить выполнение упражнений можно путем снижения трения, затрудняющего движения. Это опора конечности на скользящую плоскость, поддержка конечности мягкой лямкой, использование роликовой тележки. Движение можно выполнить с меньшей затратой энергии при применении возникающей инерции (например, при маховых движениях). Для укрепления мышц применяют упражнения с дозированным сопротивлением (рук методиста, гантелей и др.). Функциональному состоянию опорно-двигательного аппарата после травмы соответствуют активные упражнения, оказывающие благоприятное воздействие на местное кровообращение, состояние мускулатуры и нервной системы. Активные упражнения позволяют регулировать амплитуду движений и силу мышечного напряжения соответственно субъективным ощущениям больного. При активных движениях снижается опасность смещения отломков по сравнению с выполнением пассивных движений. При выполнении различных упражнений имеет значение и правильная дозировка физической нагрузки. Чрезмерно длительная процедура (свыше 30–40 мин) может привести к перегрузке и вызвать отрицательную реакцию нервно-мышечного аппарата. Кратковременное применение физических нагрузок может оказаться недостаточно эффективным. Наиболее целесообразным является многократное (3–4 раза) повторение упражнений лечебной гимнастики в течение дня. Продолжительность каждой процедуры не более 15–20 мин.
Подбор комплекса упражнений должен соответствовать общему состоянию пациента, а также процессам репарации (восстановления): периоду выраженных реактивных изменений, началу образования костной мозоли и периоду остаточных явлений после перелома. Обучению ходьбе предшествует правильное стояние и перенос веса тела с одной ноги на другую. В процессе обучения вырабатываются навыки устойчивости, равновесия, правильного положения тела. Этому способствует тренировка в ходьбе с усилением зрительного контроля за движением (перед зеркалом по следовым дорожкам, по дорожкам с различными по объему и высоте препятствиями), периодическим выключением зрения и ориентировкой на мышечное чувство. Заключительным этапом является тренировка в ходьбе, проводимая в естественных условиях: по рыхлому грунту, гравию, с преодолением препятствий в виде горок и др. Обучение бытовым навыкам является одной из основных задач реабилитационного лечения данной группы больных. Цель восстановительного лечения – выработка у пациента умения самостоятельно умываться, одеваться, причесываться, готовить пищу и т. п.
Физические упражнения направлены на выработку и закрепление комплексных целенаправленных движений. Упражнения в водной среде нередко сочетаются с подводным массажем. Показаниями служат резкое снижение силы и выносливости мышц, ограничение подвижности в суставах, сопровождаемые болевыми ощущениями, заболевания позвоночника с неврологическими нарушениями и др. Физические упражнения в водной среде условно разделяются на свободные движения конечностями и туловищем, плавание, обучение ходьбе.
При некоторых заболеваниях опорно-двигательного аппарата упражнения могут сочетаться с подводным вытяжением позвоночника и нижних конечностей. В основе широкого применения упражнений в водной среде на ранних этапах реабилитационного лечения после травмы лежат такие факторы, как снижение веса тела в водной среде, болеутоляющее действие теплой воды и связанное с этим расслабление мышц при движении в воде. Применение специальных гимнастических снарядов, поддерживающих конечность, облегчает движения, способствует их точности. Массаж, как и физические упражнения, в силу рефлекторных связей влияет на весь организм и особенно на систему кровообращения, связочно-мышечный и суставной аппарат. Массаж способствует ускорению репаративных процессов, улучшает обмен веществ и стимулирует костное мозолеобразование. Надо помнить, что следует крайне осторожно подходить к назначению различных видов физиотерапии в ближайшие сроки после травмы в связи с возможностью увеличения кровоизлияния, отека и усиления реактивных изменений в тканях. К основным формам ЛФК относятся утренняя гигиеническая гимнастика, занятие лечебной гимнастикой, дозированные восхождения (терренкур), прогулки, экскурсии и ближний туризм.
Ритмопластические упражнения применяют после выписки из стационара на этапе восстановительного лечения (поликлиника, санаторно-курортное лечение) с целью полной коррекции функций опорно-двигательного аппарата. Упражнения выполняются с музыкальным сопровождением в заданном ритме и тональности, в зависимости от функционального состояния больного, возраста и толерантности к физической нагрузке. Упражнения с использованием гимнастических предметов и снарядов. В зависимости от конкретных условий упражнения выполняются без предметов, с предметами и снарядами (гимнастические палки, мячи, гантели и др.), на снарядах.
Дыхательные упражнения – один из наиболее важных методов реабилитации. Подразделяются на динамические и статические. В динамических упражнениях участвуют плечевой пояс, руки и туловище. При статических напрягаются преимущественно межреберные мышцы и диафрагма. Те и другие составляют общие дыхательные упражнения, которые направлены на укрепление дыхательной мускулатуры и улучшение функции дыхания.
Задачами специальных дыхательных упражнений являются профилактика и лечение осложнений, связанных с длительным постельным режимом, таких как застойная пневмония. Особенно важно проводить их больным с парезами и параличами дыхательных мышц. Однако есть и абсолютные противопоказания к их выполнению: сердечная недостаточность, аритмии, неустойчивость артериального давления, особенно со склонностью к понижению.
Методик, используемых при дыхательных упражнениях, много, но общим в них является активный выдох, т. к. таким образом возможно целенаправленно вмешаться в дыхательный цикл.
Различают несколько типов дыхания: полный тип, когда в дыхании участвуют диафрагма, межреберные мышцы и мышцы брюшного пресса; диафрагмальное дыхание, когда основная нагрузка идет на диафрагмальную мышцу. В последнем случае на вдохе живот несколько выпячивается, поскольку купол диафрагмы уплощается и давит на органы брюшной полости, а на выдохе – уменьшается за счет работы мышц передней брюшной стенки. Так, диафрагма преимущественно работает на вдохе, а мышцы брюшного пресса – на выдохе, что является физиологичным. Сначала упражнения на диафрагмальное дыхание проводят лежа на спине при согнутых ногах, а по мере тренировки – из исходного положения сидя и стоя.
В раннем послеоперационном периоде сознание больного может быть нарушено. Тогда активные дыхательные упражнения невозможны. Их заменяют пассивными упражнениями, которые выполняет инструктор. Стоя сбоку от больного, инструктор кладет свои руки на его грудную клетку, подстраивается под ритм дыхания пациента, а затем в процессе выдоха вибрирующими движениями начинает сдавливать его грудь, что улучшает качество выдоха. Давящую силу следует увеличивать постепенно с каждым вдохом. Каждые 2–3 дыхательных цикла положение рук меняется, что улучшает рецепторные процессы в дыхательном аппарате. Также руки можно располагать на животе. При вдохе инструктор придерживает экскурсию грудной клетки с той же целью. Каждые 6–7 дыхательных циклов с участием инструктора сменяют 4–5 обычных. Общее время занятий – 10–12 мин.
При сохраненном сознании больной сам дышит глубже обычного, на выдохе преодолевая сопротивление, созданное тем же способом инструктором. При легком массаже грудной клетки также происходит улучшение рецепции.
Противопоказания к назначению лечебной физкультуры.
1. Тяжелое состояние больного или нарушение психики.
2. Лихорадочные состояния выше 37,4 °C.
3. Сопутствующие инфекционные заболевания.
4. Опасность возникновения кровотечений и тромбоэмболии.
5. Обширные нагноительные процессы.
6. Высокая артериальная гипертензия.
Кифотические деформации позвоночника
Лечение заболеваний позвоночника с развитием кифоза направлено на предупреждение прогрессирования кифоза, исправление или уменьшение уже имеющейся деформации, устранение сопутствующих симптомов. В занятиях лечебной гимнастики широко применяются упражнения, направленные на разгибание позвоночника; вытягивающие позвоночник, мобилизующие позвоночник в грудном отделе; ползание и дыхательные упражнения.
Упражнения, направленные на разгибание позвоночника, способствуют коррекции кифоза и укреплению мышц спины.
Активное разгибание туловища. Исходное положение (и. п.) лежа, руки расположены на поясе, на плечах или на затылке. Выполнять разгибания туловища в грудном отделе в течение 5–7 сек.
Также полезно упражнение, направленное на укрепление мышц, сближающих лопатки, и растяжение сокращенных больших грудных мышц.
И. п. лежа на спине, на гимнастической скамейке. Выполнять разведение рук в стороны.
И. п. лежа на животе. Выполнять круговые движения руками в плечевых суставах.
Упражнения, вытягивающие позвоночник. С этой целью выполняются упражнения в висе на гимнастической стенке (смешанный вис), с разгибанием туловища, разгибание туловища на наклонной плоскости и др.
Упражнения, мобилизующие позвоночник в грудном отделе. Легкая мобилизация грудного отдела развивается с помощью упражнений в и. п. стоя на четвереньках (прогибание позвоночника, упражнения типа «подлезания» и др.).
Упражнения в ползании оказывают комбинированное действие на деформированный позвоночник. При выполнении данных упражнений выгибание туловища сочетается с увеличением подвижности позвоночника. С целью коррекции кифоза применяется «горизонтальное», «полуглубокое» и «глубокое» ползание в прямом направлении. Более интенсивное корригирующее воздействие на грудной отдел позвоночника оказывают упражнения в ползании с низким положением туловища в «полуглубоком» и «глубоком» положениях. Физические упражнения при нефиксированном позвоночнике проводятся с целью исправления кифоза, а при стойко фиксированной кифотической деформации – для укрепления мышц спины, улучшения осанки больного и функции дыхания.
Коррекции кифоза способствуют также плавание, ходьба и игры с мячом. Лечение положением закрепляет эффект физических упражнений.
Упражнение: лечь на живот с клиновидной подставкой под грудную клетку или на спину вдоль гимнастической скамьи с разведенными в сторону руками. Упражнение направлено на растяжение больших грудных мышц.
 
Форум Ялта Частная распродажа новых и б/у вещей, предметов » Обсуждение вещей и предметов интернета, реальной жизни и сайта - темы и вопросы » Книги » Заболевания позвоночника. Полный справочник - Авдеев А.В.
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:


Вход на сайт
Поиск




Ялта Частная распродажа новых и б/у вещей, предметов

© 2018